предыдущая главасодержаниеследующая глава

Азия

Индия

По плану культурного сотрудничества на 1956 год мы направили в Индию цирковую труппу. Это было нечто вроде обычных для наших артистов шефских представлений. Сборы поступали в фонд премьер-министра Джавахарлала Неру для оказания помощи потерпевшим от наводнения.

Нас предупредили, что программа должна быть составлена из таких номеров, которые не требуют сложного технического оборудования, не должна иметь крупных животных, так как придется работать на открытых стадионах, на заводах, в школах, больницах, институтах. Поэтому мы решили включить в программу метражные массовые и легкие с точки зрения подвески номера — номер тувинских жонглеров и эквилибристов Оскал-Оол или полет с батутом Дрыгиных, помер акробатов-прыгунов под руководством Ю. Быковского. В программу входили также гимнасты на шестах «Веселые маляры» - П. Кузнецов и В. Семенов, акробаты-вольтижеры Владимировы, эквилибристы на столе Елена и Андрей Куделины, иллюзионный аттракцион С. Рубанова, силовой номер Г. Новака, пластический этюд Е. Страшной, гимнастка на трапеции Л. Викторова, жонглер X. Абуллаев, антиподист Н. Лукьянов. Клоунами были Василий Мозель и Онисим Савич. В отличие от других программ эту сопровождала большая группа оркестра Московского цирка во главе с его главным дирижером Б. Осиновым.

16 ноября 1956 года самолеты доставили артистов в Бомбей.

Премьера состоялась 19 ноября на открытом стадионе «Валлабхой Патель Стэдиум». Ее смотрели двадцать пять тысяч зрителей. И дальше, в каком бы городе ни выступали советские артисты - в Мадрасе или Калькутте, - везде аншлаги. Огромные стадионы не могли вместить всех желающих.

Последние десять спектаклей были показаны на национальном стадионе в Дели. Первое представление в Дели состоялось 29 декабря. Его посетил Джавахарлал Неру вместе с Индирой Ганди. Премьер-министр после представления пришел за кулисы, познакомился с артистами и пожелал им дальнейших успехов. Он назвал эти гастроли миссией дружбы, просил приезжать почаще и на более продолжительное время, чтобы как можно больше граждан Индии могли увидеть советский цирк.

Первая поездка имела громадный успех. Всего на наших представлениях побывало более семисот тысяч человек. И хотя мы выступали на огромных площадках стадионов и было дополнительно дано еще десять представлений,

но все же не все желающие могли достать билет.

Индия. Джавахарлал Неру в гостях у советских артистов
Индия. Джавахарлал Неру в гостях у советских артистов

Рецензенты индийских газет и журналов были единодушны в оценках программы советского цирка, единодушны в своем восхищении его мастерством, оригинальностью, красочностью. Официальная газета «Тайме оф Индиа» так описывала выступления советских клоунов: «Все номера программы были забавны, удивительны, потрясающи. Во всем представлении благодаря клоунам не было ни одной скучной минуты. Они не просто заполнители пауз, но артисты высокого класса». А калькуттская газета отмечала: «Само собой разумеется, на стадионе не осталось ни одного свободного места, зато можно с уверенностью сказать, что около забора стояло гораздо больше людей, чем было счастливых обладателей билетов». А еженедельник «Синд-Эдванс» как бы выражал главный смысл восприятия индийцами гастролей советского цирка, называя гастроли «историческим событием в жизни Калькутты».

Последнее выступление советских артистов превратилось в настоящий праздник. Школьницы дарили цветы; Неру пригласил артистов на прощальный банкет, где им были поднесены венки Почета. Эту встречу можно назвать символом индийско-советской дружбы. Артисты и зрители расставались с сожалением и надеждой на новые встречи. И они состоялись.

В 1961 году я приехал в Дели для обсуждения возможностей заключения коммерческого контракта. В те дни здесь работали два крупных индийских цирка - «Камала» и «Королевский цирк». Конечно, я пошел посмотреть их представления и зрителей. Зрителей, может быть, прежде всего. Я не предполагал, что в Индии существуют такие крупные и так хорошо оснащенные цирки. Кроме больших цирков в Индии работает много чуть меньших размеров.

Цирк «Камала» разместился на окраине Дели, на огромной площадке, у берега реки. Разноцветные огоньки циркового городка видны были издалека. У входа нас встретил солидный человек в роговых очках, которого мне представили как профессора Домадарана. Впоследствии я узнал, что в Индии все хозяева цирков именуются профессорами, как на Западе - президентами.

Программа была интересна и разнообразна и поражала обилием животных — тигров, медведей и, конечно, слонов. Слоны, которые являются в Индии домашними животными, были отлично выдрессированы. Даже самые простые трюки выполнялись ими с той свободой и естественностью, в которой проглядывали отличное знание дрессировщиками всех тончайших свойств животных и привычка с детства жить с ними бок о бок.

Я обратил внимание на группу девушек, которые почти не уходили с манежа - то они объявляли артистов, показывая на дощечках их номер в программе, то танцевали между номерами, участвовали в прологе и эпилоге. Сначала я подумал, что они заменяют коверных клоунов, которых нанимают на один сезон. Но когда девушки исполнили групповой номер на велосипедах, я понял, что это артистки. Потом господин Домадаран рассказал мне, что в его цирке не только показывают номера, но и готовят новых артистов. И эти девушки — воспитанницы его студии. В межсезонье, когда цирк находится на своей базе, с ними занимаются их старшие товарищи.

Не менее интересной была программа и «Королевского цирка». Хозяин его профессор Валавалькар во втором отделении выступал с группой дрессированных львов, тигрольвов и королевских бенгальских тигров. Это был номер так называемой дикой дрессуры, где подчеркивается агрессивность зверей и их укрощение. Впрочем, трюки в номере были обычные: прыжки, «ковер» и т. п.

Четырнадцать львов выводил Йесент Рао. Он, наоборот, работал в мягкой манере, с улыбкой.

В этом цирке были замечательные номера велофигуристов, в которых артисты показывали изумительное чувство баланса, виртуозное владение велосипедом; они, что называется, делали с ним что хотели. В финале номера велосипедистка Шанти, держа на себе пирамиду из десяти девушек, мчалась на большой скорости.

Был в программе и такой чисто индийский номер, как упражнения пранаямы (контроль дыхания), показанный артистом Гамдиа. Каждый мускул его великолепно развитой мускулатуры приходил в движение по его желанию. Он умудрялся даже отдельными своими движениями, придавая им комическую окраску, вызывать смех. Закончился номер совершенно неожиданно - артист демонстрировал свою силу, держа на груди семитонного слона.

Изящным был и номер девушек с подкидной доской. Нижний - тренер Хинду Рао - балансировал шест, на вершине которого закреплен стул, в этот стул и приходили девушки, иногда прямо в сидячем положении, сделав в воздухе одно или два сальто-мортале.

В другом номере на спине лошади скакали одновременно девять человек. «Глобус смерти» - мотогонки по шарообразной клетке. Но самым интересным было выступление двух львиц и одного тигрольва. Они ходили по двум параллельным канатам, переброшенным через арену, не огороженную никакой сеткой. Рискованным номером была и «Летающая трапеция», в котором тоже работали без сетки. Среди двенадцати участников был клоун, вносивший разрядку в чересчур напряженную атмосферу.

Встреча с Хо Ши Мином надолго останется в памяти артистов
Встреча с Хо Ши Мином надолго останется в памяти артистов

Как мне потом рассказывали, показанное - не весь репертуар этого цирка. Обычно каждые три дня программа меняется и запасные номера соединяются в различных сочетаниях. Такой порядок во всех больших цирках Индии; не мудрено, что на одном месте они выдерживают до сорока пяти дней.

После знакомства с двумя цирками и индийскими зрителями я, возвращаясь домой, отчетливо представлял себе, какой должна быть наша программа. Я понимал, что без номеров дрессировки и без сложных воздушных номеров обойтись совершенно невозможно. Поэтому в контракт были включены пункты о специальной подготовке стадионов, об устройстве на них приспособлений для крепления снарядов воздушных номеров и помещения для содержания тигров и медведей.

Программа была составлена следующим образом: «Дрессированные тигры» А. Александрова-Федотова, «Медведи-акробаты» Л. Безано, жонглер на лошади В. Викторов, акробаты-прыгуны Абалонские, гимнастка на трапеции Э. Козлова, гимнастки на шестах сестры Авдеевы, воздушный комический номер Дашевских, антиподисты Мики-тюк и еще несколько номеров разных жанров. Коверный клоун - Борис Вяткин.

Снова были торжественные встречи с цветами и не менее торжественные проводы, а во время представлений в Бомбее, Калькутте и Дели зрители часто таким плотным кольцом окружали стадион, что артисты по два часа не могли пробиться через эту стену, раздавая автографы, пожимая руки, принимая цветы, отвечая на вопросы. И не только во время представления или после - люди вообще тянулись к нашим артистам. Это и понятно - они были из страны социализма, и всякое живое свидетельство примера социалистического образа жизни был им интересен и полезен.

Снова на первое представление в Дели пришли Джавахарлал Неру, Индира Ганди и члены индийского правительства.

К этому времени между нашими цирками завязались и деловые отношения; несколько индийских юношей и девушек учились в ГУЦЭИ. Посылали мы им также и различную цирковую литературу: техническую, художественную, а также репертуар. В индийской прессе не раз отмечалось, что советские артисты с большим желанием и охотой помогают своим индийским коллегам. Деловые связи были самыми разнообразными. Даже на первый взгляд самыми неожиданными. Так, в 1967 году известный киноартист и режиссер Радж Капур обратился к нам с просьбой прислать группу артистов для участия в съемках его фильма «Я клоун», ибо в фильме рассказывалась история любви индийского артиста к русской девушке. Ее роль, как известно, исполняла балерина Е. Рябинкина. Артисты выполняли различную трюковую работу, а клоун Эдуард Середа дублировал в трюках самого Раджа Капура, исполняющего центральную роль.

Радж Капур на представлении нашего цирка. Выступает Борис Вяткин
Радж Капур на представлении нашего цирка. Выступает Борис Вяткин

Когда в 1956 году советский цирк находился с шефскими гастролями в Индии, правительство БИРМЫ обратилось к нашему правительству с просьбой разрешить этой труппе показать свое искусство в Бирме. По окончании индийских гастролей та же труппа на тех же условиях шефских представлений направилась в Рангун, где ее встретило множество народу, а «Королева красоты» от имени Бирманской женской лиги преподнесла артистам корзину цветов.

23 января 1957 года на стадионе Пи-дота под открытым небом состоялась первая встреча бирманских зрителей с советским цирком. На спектакле присутствовали заместитель президента, члены правительства, дипломатический корпус и другие официальные лица.

Успех был грандиозный. Вот одна из газетных статей, она лучше всего передаст атмосферу приема нашего цирка: «Бесподобная, блестящая программа. Изумительная, фантастическая демонстрация физической культуры. Потрясающее представление, в котором участвуют классические гимнасты, быстрые, стремительные акробаты, ошеломляющие эквилибристы, повергающие в изумление иллюзионисты; великолепные жонглеры и всемирно известные клоуны»*.

* («Нейшн», 1957, 29 января.)

Как всегда, деятельность советских артистов не ограничилась только выступлениями: они старались оказать посильную помощь тем, кто стремился овладеть искусством цирка профессионально. В газете появилось объявление: «Звезда советской цирковой труппы, заслуженный мастер спорта СССР Григорий Новак с завтрашнего дня в «Национальном Хаунсилхолле» начнет проводить тренировки по поднятию тяжестей. Принимаются все желающие. Тренировки проводятся бесплатно». Желающих стать сильными собралось множество. Они проявляли большое усердие, старательность. Кроме того, договорились, что в наше цирковое училище будет послано несколько юношей и девушек, чтобы, как говорили сами бирманцы, заложить основы национального цирка. Действительно, эта группа вскоре приехала в Москву и все ее участники оказались на редкость трудолюбивыми и выносливыми людьми. Занимались они с одержимостью. А когда в 1968 году в Рангун приехали артисты из группы «Цирк на сцене», они встретились уже не только с теми, кто обучался в нашем училище, но и с их учениками. Программа, подготовленная в Советском Союзе, если не сохранилась полностью, то влияние ее явственно ощущалось в тех номерах, которые бирманцы уже подготовили самостоятельно.

Кроме Рангуна мы с таким же успехом выступали и в городах Таунджи и Мандалай.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"