предыдущая главасодержаниеследующая глава

Чехословакия

Первые сведения о цирке Чехословакии относятся к далекому прошлому. Но в конце прошлого века Карел Клудский начал династию, представители которой работают на манеже и по сей день, а его предприятие положило начало цирковому делу в Чехословакии.

Имя Клудского гремело по всей Европе, его называли "королем слонов", а в Чехословакии - "нашим Дуровым". Умер он в 1967 году и оставил после себя хорошее наследство - в цирках до сих пор работает много его учеников, а один из номеров называется "4-Клудски".

При буржуазном правительстве положение цирковых артистов в Чехословакии было не только трудным - по сути дела, они были лишены прав гражданства. И только в социалистической Чехословакии исчезли жестокая эксплуатация, нищета, бесперспективность и артисты обрели и круглогодичное обеспечение работой, и право на пенсию, и возможности приобретать животных, изготавливать реквизит и костюмы за счет государства. Сразу же по установлении народной власти, в 1949 году, было произведено беспристрастное определение уровня квалификации каждого артиста. А в 1951-м - устроен своеобразный фестиваль цирка, на котором в течение трех месяцев специальная комиссия просматривала программы, составленные из номеров одного жанра: только жонглеры, только акробаты. Это очень деловой подход к оценке творческого уровня - на фоне общего состояния жанра достоинства каждого номера и каждого артиста видны особенно отчетливо. Такой сравнительный метод точно определяет задачу каждого номера и артиста: каждый видит, чего еще предстоит достигнуть, к чему стремиться, каков наивысший уровень в его жанре.

Эквилибристы '4-Клудские'
Эквилибристы '4-Клудские'

Эквилибристы на лестнице '4-Фиала'
Эквилибристы на лестнице '4-Фиала'

Акробаты на слонах Норав - Полах
Акробаты на слонах Норав - Полах

Цирк ЧССР, как и других социалистических стран, с первых же дней стал на службу актуальной задаче воспитания оптимизма и высоких эстетических вкусов у людей социалистического общества. А это и от самого цирка потребовало пересмотра методов и приемов работы, отказа от всего низкопробного, пошлого, космополитического.

Сегодня чехословацкий цирк считается цирком мирового уровня. Гастроли в странах ли социализма или в США и Японии всегда проходят с большим успехом. Кроме высокого мастерства привлекает жизнерадостный стиль работы артистов, их особая мягкость, сказывающаяся и в самой манере работы и в юморе.

В Главной дирекции чехословацкого цирка (директор - инженер Яромир Шишма) имеется четыре передвижных цирка-шапито. Самый большой из них - "Умберто" - вмещает около трех тысяч зрителей. К сожалению, в Чехословакии нет стационарного здания, и зимой артисты выступают в Пражском варьете, что затрудняет работу артистов и ограничивает их возможности, потому что не все номера покажешь на полу и на сцене. Для подготовки новых номеров недалеко от Праги построена зимняя база.

В чехословацком цирке насчитывается до ста пятидесяти номеров, по традиции многие артисты выступают в двух и трех номерах разных жанров. Для передвижных цирков это очень удобно - и труппа меньше и меньше багажа, но зато вторые и третьи номера не всегда равноценны по качеству первым. Однако наиболее работоспособным и талантливым удается достигать высокого уровня мастерства и выразительности во всех своих номерах.

В 1964 году на фестивале в Брно, который проходил на сцене варьете, я видел шесть программ. До этого мне неоднократно приходилось видеть работу чехословацких артистов как в ЧССР, так и во время их гастролей у нас. Этот же фестиваль, на котором был представлен почти весь репертуар, поразил меня заметным ростом идейно-творческой зрелости чехословацкого цирка. Особенно удивительной была способность артистов выполнять сложные трюки в неприспособленном для циркового искусства помещении. Бесстрашно делали на полу свои трюки артисты, работавшие на переходной лестнице, прыгуны отважно крутили сальто и делали каскады, "жонглировали" людьми антиподисты. Иногда казалось, что кто-то из артистов вот-вот вылетит в зрительный зал. Чувствовались не только тренировка, но и опыт работы на небольшой сцене пражского варьете. Трюки исполнялись с такой точностью, что никаких эксцессов не произошло. Такого мне не доводилось видеть ни в одном цирке. Только, может быть, однажды во "Фридрихштадтпаласте", когда там выступали советские артисты.

Если темповые жонглеры Бремловы или иллюзионист-манипулятор и даже танцовщики на проволоке Долорес и Кратели чувствовали себя на сцене как дома, то непросто было показывать свое искусство акробатам на вольностоящих лестницах "2-Торес": им приходилось работать без креплений на полу и делать стойку на руках на пятиметровой высоте; или акробатам с подкидной доской "6-Кочка" - отбивать и ловить в одну руку партнера, приходящего головой; или строить колонну из трех человек и перекидывать партнеров с лестницы на лестницу эквилибристам "4-Фиала"; и особенно велофигуристам "3-Рикорз", делающим стойки на плечах, кульбиты на велосипеде через стол, вертушку на плечах и подобные сложные трюки.

Приятно удивило разнообразие и обилие номеров иллюзионистов и манипуляторов. Они были полны остроумных и замысловатых трюков. Вскоре мне стал понятен секрет этого разнообразия. В один из приездов в Прагу меня познакомили с великим мастером трюков этого жанра, пожелавшим остаться инкогнито. С разрешения хозяина дома я посетил его волшебную квартиру. Именно волшебную. В квартире не было ничего лишнего. Мебель - только самая необходимая: кровать, стол, стулья. Все стены были сплошь заставлены шкафами. Вернее, это были даже не шкафы, а ящички, в каких библиотеки держат свои библиографические карточки. Каждый ящик имел свой номер. Хозяин дома показал столько оригинальных трюков, что ни хватило бы на несколько десятков номеров. Тут были и веревочки, которые сами могли расплетаться и свиваться в одну; свечи, которые гасли при сильном дуновении, но тут же снова зажигались. Такие свечи, пояснил "волшебник", ставили когда-то около икон божьей матери и денежки верующих так и текли в казну священников. Пока я с интересом слушал эти пояснения, в комнате вдруг повалил хлопьями снег. Снег падал и таял. А потом из небольшого ящичка хозяин извлек двадцать будильников, которые наполнили комнату звоном. Трюки следовали за трюками, один неожиданнее другого.

- Так вот где делаются чудеса иллюзионистов! - воскликнул я невольно, осененный догадкой.

- Вы правы, - подтвердил хозяин.- именно здесь. Конечно, иногда и сами артисты придумывают трюки, но это очень трудно, да и некогда им. Я же придумал более пятисот и продаю их артистам цирка и эстрады, которые иногда в интервью красочно рассказывают, как это все пришло им в голову. Но даже и с готовым трюком далеко не каждый может стать манипулятором. Для этого надо иметь природную "ловкость рук" и адское терпение, иначе конфузы и провалы неизбежны. Продавая тот или иной трюк, я стараюсь сначала определить, подходит ли он по стилю для артиста.

- Так вы же просто академик иллюзионизма.

- Нет, я не академик. Академик живет в Берлине. Он даже справки выдает об окончании "Академии черной и белой магии".

Я вспомнил, что действительно, такой диплом есть у некоторых наших артистов. Я видел его у Вадимова и у Кио.

- Да, Кио - это грандиозный аттракцион. Я таких трюков не имею.

На прощание "волшебник" подарил нам по нескольку маленьких таблеток, похожих на лекарственные.

- Приложите к зажженной сигарете и устроите снегопад для ваших гостей.

Но вернемся к фестивалю. Конечно, слонов, тигров, лошадей и других крупных животных и номера с тяжелой аппаратурой на сцене показать было просто невозможно, мы смотрели их на зимней базе под Прагой. А по количеству номеров с животными чехословацкий цирк уступает разве что только немецкому. В одной программе работают слоны, львы, лошади, собаки. Одним из лучших укротителей хищников является Ян Валашек, выступающий с сенегальскими львами. Его номер идет аттракционом. Интересно, что Валашек не потомственный артист цирка, он из рабочей семьи и сам был рабочим. Его львы исполняют обычный репертуар хищников - хождение по перекладине, прыжки в обруч, "ковер", пирамиды, но выполняют все это очень красиво и четко, а сам Валашек держится на манеже непринужденно, нисколько не подчеркивая опасность своих партнеров.

В совершенно иной манере работает "Господин тигров" Войтех Трубка. Он тоже чувствует себя в манеже легко и свободно, но это совсем другая свобода - свобода хозяина, уверенного в покорности своих грозных животных. У Трубки много интересных и необычных трюков, но особенно эффектны начало п конец номера: в клетку выпускают двадцать девять тигров - они заполняют всю клетку, мелькают, и кажется, что клетка полыхает рыжим пламенем. В этом хаосе появляется в тропическом костюме дрессировщик. Он пробирается в центр манежа, вскакивает на высокую тумбу и спокойно говорит: "Хоп" - и все тигры становятся на "оф", после чего покидают клетку. Остается девять тигров, исполняющих различные традиционные и нетрадиционные трюки. Заканчивается номер сценой единоборства с тигром, где сначала зверь наступает на укротителя и загоняет его в угол, грозя нападением, а потом укротитель заставляет отступать зверя. Одним словом, Войтех Трубка создает на манеже образ отважного человека, твердо и несгибаемо добивающегося своей цели.

Мягко и красиво работают лошади в номере Антонина Щупки, который выступает в моравском национальном костюме. Его знаки лошадям совершенно незаметны, и кажется, что он присутствует на манеже только для порядка, а его питомцы сами знают, когда им расходиться, когда сходиться, как осуществлять перестановки.

Чехословацкие артисты много раз приезжали к нам на гастроли. Впервые - в 1954 году: они работали в Минске, Москве, Львове и Волгограде. Надолго остались в памяти зрителей выступления комического жонглера Невела Бедалаки, который выносил на манеж поднос со стаканами и рядом лежащими ложечками и убеждал публику, что у него никогда этот номер не получается. А потом одно едва заметное движение - и каждая ложечка оказывалась в своем стакане. Много раз гастролировал в СССР великолепный дрессировщик слонов и пони Рудольф Цргак. В его номере слоны делают стойки на передних и задних ногах, переползают через человека, гимнасты делают сальто-мортале со слона на слона. А всему этому предшествует милый помер свободы шотландских пони, которых слоны за холки уносят с манежа.

Цргак был учеником шорника, когда в 1925 году в его родной город Простеёв приехал цирк Клудских. Цргаку очень понравилось представление, и он нанялся в цирк... шорником. Однако в 1931 году цирк Клудских разорился. Животных продали, и Цргак нанялся в компанию Руге по продаже животных. Но желание стать дрессировщиком не оставляло его, и в середине 30-х годов Рудольф Цргак выступил с группой тигров. Во время второй мировой войны Цргак, к тому времени уже овладевший многими цирковыми жанрами, работал в зоопарке служителем по уходу за животными. После войны он снова стал дрессировщиком. Тогда же вступил в Коммунистическую партию Чехословакии. Одним из первых в республике он был удостоен звания заслуженного артиста.

Пользовалась большим успехом и танцовщица на проволоке Долорес - под этим псевдонимом выступает Эмилия Енечкова. Дважды на международных фестивалях была она удостоена звания лауреата и награждалась золотыми медалями. Эмилия - представительница третьего поколения чехословацкой цирковой династии Кнокс. Она с успехом выступает в трех различных жанрах: кроме танцев на проволоке - в номере своих родителей "З-Кнокс-З" - комический баланс на катушках, а также жонглирует.

В спектаклях чехословацкого цирка первых лет отсутствовали парады-прологи и коверные клоуны. Первое представление было построено как простая смена номеров; единство программе придавал стиль исполнения - очень четкий, с блестящей отделкой трюков и в то же время с мягкостью и юмором их подачи. Но со временем появились и парады-прологи и отличные коверные Ярослав Яничек, Вацлав Мрскоч, Карел Дворжак, Самбо, Венци и Вики, работающие в жанре пародирования номеров. У Венции Вики, кроме того, есть самостоятельный номер с лестницей, на которую они пытаются влезть, но она им никак этого не разрешает - то качается, а то и вовсе разваливается. Роли недотеп артисты играют великолепно.

Регулярно проходят гастроли советских артистов в Чехословакии. Там выступали клоуны К. Мусин, Б. Вяткин и Л. Енгибаров, дрессировщик В. Филатов и наездник М. Туганов, акробаты-прыгуны Беляковы, воздушные гимнасты Бубновы, Е. Синьковская и В. Лисин, жонглеры А. и В. Кисс и Н. Ольховиков, танцовщица на проволоке Н. Логачева и многие другие. Пресса оценила советские номера как номера самого высокого мирового класса.

В год 50-летия Советской власти Узбекский коллектив с представлением "Мы из Ташкента" работал в Чехословакии. Этот коллектив дал тогда сто сорок шесть представлений, которые посмотрело триста тысяч человек.

Руководители чехословацкого цирка считают, что ни один праздник не может обойтись без выступления советских артистов. Однажды в Москву приехал тогдашний генеральный директор С. Влчек. Он попросил прислать им программу вместо 1961 года (по контракту) в 1960 году, так как в Праге будет большой спортивный праздник, и их руководство считает, что без советского цирка никак не обойтись - он украсит весь праздник.

Делать было нечего, причина уважительная, и пришлось обратиться в Министерство культуры СССР за разрешением. Получив его, мы составили поистине праздничную программу: В. Филатов, воздушные гимнасты Е. Синьковская и В. Лисин, жонглер на лошади Н. Ольховиков, танцовщица на проволоке Н. Логачева, осетинские джигиты Тугановы, воздушные гимнасты Бубновы, жонглер А. Кисс, акробаты на качелях под руководством В. Белякова.

Выступления советских артистов прошли с большим успехом. Газетные рецензии были полны похвал: "Прага видела много артистов из разных стран, но то, что сейчас показывается в шапито цирка "Умберто", наверняка любители циркового искусства не видели". "Советский цирк восхитил Прагу... Тот, кто до сих пор недооценивал цирковое искусство, переменит свою точку зрения. Кто был способен оценить его, убедится в своей правоте. Если вы мне не верите,- заканчивает рецензент,- пойдите посмотрите, и вы убедитесь сами".

В 1969 году в Братиславе и Праге работал "Цирк на льду", выступлениям которого было посвящено восемьдесят хвалебных рецензий. В них его называли "удивительным", "первым и единственным в мире".

И, как всегда, советские артисты не ограничивались только выступлениями. Было проведено множество встреч с рабочими, в частности химического завода имени Г. Димитрова, колхозниками колхоза "Яблонец", с членами общества дружбы "ЧССР-СССР". И, конечно, творческие профессиональные беседы с артистами цирка. В 1962 году мне самому довелось проводить такую беседу - она длилась два дня,- и я убедился в глубоком интересе чехословацких артистов к различным сторонам циркового дела в Советском Союзе. Мы знакомили друг друга с намеченными планами, обсуждали возможности совместной работы - участие наших режиссеров в чехословацких программах, выступление отдельных чехословацких номеров в советском цирке. Все это теперь налажено и ведется планомерно. Один из артистов, маг-манипулятор Невелл, после гастролей, которые были для него одновременно и процессом познания жизни советских людей, прислал, вернувшись на родину, благодарственное письмо: "Я испытываю чувство удовлетворения и счастья благодаря тому, что моя жизнь обогатилась познанием новой, великой, миролюбивой страны - СССР... Я благодарен за предоставленную мне возможность гастролировать у вас, за заботу и внимание к нам, за искреннее и бескорыстно поданную нам руку помощи, за радость, которую мы доставляли и получали, за вашу публику, замечательных слушателей и зрителей, за цирковой русский хлеб, обе корочки которого были сладкими". Должен сказать, что таких душевных писем мы получаем немало от артистов всех социалистических стран Европы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"