предыдущая главасодержаниеследующая глава

Корейская Народная Демократическая Республика

Древнее искусство цирка в Корейской Народной Демократической Республике до установления народной власти было представлено отдельными номерами, исполнители которых бродили по дворам. С образованием Народной Демократической Республики цирк стал одним из средств социалистического воспитания трудящихся.

Для возрождения этого искусства, для развития его на новых, современных основах народная власть сделала очень многое. Когда после войны стали восстанавливать разрушенный Пхеньян, среди прочих строений поднялось и величественное здание цирка на тысячу восемьсот мест. Таких, кроме Монголии, в Азии, пожалуй, нигде больше нет, да и в Европе сыщется не много.

С первого дня своего возникновения корейский цирк решил идти в ногу со временем и быть участником событий, совершающихся в их стране. Поэтому все номера были четко идейно направлены. Сохранив древние традиции цирка, используя элементы народных игр, артисты наполняли номера любых жанров конкретным содержанием, ясной мыслью. В прологах и сценах они стремились отразить различные стороны жизни и борьбы народа и особенно борьбу за объединение своей родины.

Как эти стремления воплощаются конкретно, советские зрители впервые смогли увидеть в 1969 году, когда в Ярославле, Риге и Москве гастролировал цирк КНДР. Работа корейских артистов поражала своей филигранностью. Например, взбирается артист по шесту. Несколько легких, почти незаметных движений - и флажок, еще несколько мгновенных переборов руками - и стойка на вершине. Причем и флажок и стойка, как и любой другой трюк, четко фиксируются. Или строится пирамида из стульев, строится быстро, с балетной синхронностью. Миг - и исполнители замерли на последнем стуле этого ажурного и непонятно как держащегося сооружения. Фиксация трюков производит особое эстетическое впечатление: "точки" придают исполнению особый блеск. Любуясь легкостью и изяществом работы корейцев, понимаешь, какой огромной работоспособности, упорства и выдержки потребовали эта легкость и эта непринужденность.

Силовые акробаты Ли Ги Бом и Гван Ду
Силовые акробаты Ли Ги Бом и Гван Ду

В работоспособности и трудолюбии корейцев мы могли убедиться не раз. Будучи на гастролях в нашей стране и встречаясь с нашими артистами, они старались узнать все тонкости исполнения необычных для них трюков в неизвестных им жанрах, скрупулезно расспрашивали о мелочах и старательно повторяли незнакомые движения, приемы. В работе корейского коллектива мы как бы ощутили частицу того массового энтузиазма и трудового героизма, которым была охвачена вся их страна, восстанавливающая свое разрушенное войной хозяйство. Гастролируя в каком-либо нашем городе, они всегда стремились встретиться с рабочими завода или стройки и после концерта шли в цехи, в бригады и подробно, деловито расспрашивали обо всем, что им самим или их соотечественникам могло помочь в созидательном труде.

Встречи с корейскими артистами были плодотворны и для наших артистов: они учились у них филигранной четкости, строгости и законченности движений. А это, как известно, самое трудное и достигается годами и годами упорной работы.

Главная особенность корейских программ заключалась в том, что они были пронизаны революционным духом. Это ощущалось в каждом номере - в его содержании, в поведении артистов, в их настроенности. Конечно, прежде всего это было в клоунских репризах. В одной из них, исполненной заслуженным артистом КНДР Сон Ги Хеком, артистами Кни Дое Гваном и Юн Тхэ Уном, показывалось, как американский генерал старается при помощи насоса удержать на ногах своего ставленника Пак Джон Хи. Подобные сценки решались по плакатному лаконично, ярко и впечатляли искренностью своего пафоса. Большинство из них были пантомимическими, и зрители легко понимали их смысл. Только иногда, в особенно ударных местах, артисты произносили од- но-два слова по-русски. Артисты в любом номере находили возможность придать трюку конкретное политическое содержание. Не случайно в корейском цирке нет никакого налета западного варьете. Все номера, костюмы, манера держаться, музыка - все было выдержано в национальных традициях.

Акробаты-эксцентрики Ким Ю Сик и Хон Ген Хван, эквилибристка на наклонной проволоке заслуженная артистка КНДР Хим Сен Бок, силовые акробаты - заслуженный артист Ли Ги Бом и Гван Ду, акробаты на подкидных досках под руководством Ли Хон Дюна, исполняющие фирмангох, канатоходец на амортизирующем канате Ли Ы Сок, исполняющий каскад седа- мов и двойных сальто-мортале, манипуляторы Ким Гир Оя и Ким Тхэк Сон если даже и не делали рекордных трюков, то покоряли неудержимостью своего темперамента, искренностью самоотдачи. Они не демонстрировали своего мастерства, не выходили в манеж лениво и важно, а были полны желания увлечь зрителей радостью игры, словно говорили: "Давайте повеселимся вместе". И делали свои трюки так задорно, что между залом и манежем тотчас же устанавливалась атмосфера дружбы и взаимопонимания.

В отличие от других восточных цирков у корейцев есть воздушные номера. В этой программе выступала вольтижерка Кон Де Сук. Она с одинаковым мастерством работала и в номере "Гимнасты на амортизаторах" под руководством Цой Гван Су, и на двойной качающейся трапеции с партнером Ким Иен Су, и в воздушном полете под руководством Кон Зен Сук. Одним словом, корейский цирк с блеском продемонстрировал свою самобытность, свои особые средства достижения поставленной перед собой цели.

Артисты советского цирка в Корейской Народной Демократической Республике гастролировали дважды. Первый раз целый месяц в Пхеньянском цирке и на сцене Хамненского городского театра работал заслуженный коллектив Армянской ССР под руководством Степана Исаакяна с коверным клоуном Николаем Шульгиным. Кроме того, в этой программе участвовали "высшая школа" Симаревых, акробаты с подкидными досками Аболонские, жонглеры Юговы, номер с голубями Жирновой и другие. На премьере присутствовали члены правительства КНДР, а газета "Минчжу Чосон" в ноябре 1965 года отмечала, что советский цирк отражает мужество, стойкость и выносливость не только советских артистов, но и всего советского народа. Для пас это была высшая похвала.

Вторая программа с участием номера Людмилы и Владимира Шевченко "Львицы и гимнасты" и с тем же коверным клоуном Шульгиным с еще большим успехом выступала около месяца в Пхеньянском цирке в конце 1971 года. Особенным успехом пользовался клоун Николай Шульгин, который произносил репризы на корейском языке. Но, конечно, не только в этом была причина его успеха. Привлекал его образ жизнерадостного парня-балагура, ловкого, уверенного в себе мастера на все руки. Такой образ был корейцам и близок и понятен. А когда они узнали, что Шульгин, будучи на фронте солдатом, в минуты передышек поднимал дух бойцов своим искусством, зрители стали встречать его особенно горячими аплодисментами.

Не оставляет никакого сомнения, что искусство корейского цирка будет быстро и плодотворно развиваться. Залог тому - большие достижения его артистов, сумевших за короткий срок в совершенстве освоить даже такие жанры, которые восточному цирку и не свойственны, в частности воздушные. А наличие стационара дает возможность дрессировать крупных животных. И, уж конечно, можно не сомневаться, что непрерывно будет усложняться и обогащаться работа над трюками во всех без исключения жанрах - ведь в корейском цирке работают самоотверженные артисты.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"