предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кубинский цирк

В феврале 1962 года в Москву прибыли деятели кубинской культуры - работники Министерства труда, Комитета по культуре и образованию, директор Института национального туризма, в ведении которого находился тогда и цирк. Они приехали, чтобы ознакомиться с постановкой циркового дела в СССР. Делегаты рассказали нам, что до революции 1959 года в стране было несколько бродячих трупп, артисты которых вели жалкую жизнь: их заработка еле-еле хватало на скудное пропитание и одежду. А бесправие и эксплуатацию они испытали на себе в полной мере. Но теперь артисты цирка, как и все труженики острова Свободы, получили полные нрава гражданства и у них появились радостные творческие перспективы. Вот почему решено создать в молодом государстве новый, современный цирк. Но как это сделать? С чего начинать? За разрешением этих вопросов, за советами и помощью поехала делегация в Советский Союз и другие социалистические страны.

Две недели кубинцы подробно знакомились с постановкой циркового дела в СССР. Они беседовали с работниками Союзгосцирка, ГУЦЭИ и Студии циркового искусства, посещали цирки в разных городах. Им была предоставлена полная документация, касающаяся устройства, строительства, эксплуатации стационарных и передвижных цирков, техники безопасности, методов подготовки и переподготовки артистических кадров. Было проведено несколько встреч с артистами и режиссерами. И тогда же возник вопрос об организации гастролей артистов советского цирка на Кубе.

Для ознакомления с условиями гастролей в июне 1962 года я, по приглашению Комитета по культуре и образованию, приехал в Гавану. То были первые годы революции, и вполне понятное волнение охватывало при знакомстве с людьми, так героически завоевавшими свободу и строившими новую жизнь. Жизнелюбие, энергия и энтузиазм - характерные свойства этого свободолюбивого народа. После изучения возможности организации гастролей решено было провести наши гастроли в Гаване во Дворце спорта, вмещающем пятнадцать тысяч зрителей.

Один из дней мы полностью посвятили обсуждению проблем строительства кубинского цирка. Хотя стациопарное здание построено еще не было, но имелось уже шапито на четыре с половиной тысячи мест. В репертуаре уже тогда были номера самых разных жанров: дрессировщики, акробаты, гимнасты. Но в общем номера были еще сырыми, им не хватало крепкой режиссерской руки, а также художественного и музыкального оформления.

Прошло некоторое время - была создана Дирекция национального цирка, и положение стало меняться. Появились в кубинском цирке незаурядные мастера. Это, прежде всего, акробаты с подкидной доской "5-Анчия", акробаты на батуте "4-Агилас", канатоходец Фульхенсио и многие другие.

В октябре 1962 года в Гавану прибыла первая программа советского цирка. В ней участвовали В. Филатов, канатоходцы "Цовкра", прыгуны Довейко, воздушные гимнасты Бубновы, П. Чернега и С. Разумов, акробаты на амортизаторах Солохины и другие. Коверным был Олег Попов. Гавана встретила артистов радушно. Первый день пребывания на Кубе советские артисты провели не как обычно, в хлопотах по устройству своих гардеробных и манежа, а в танцах, играх, с песнями - такой "распорядок дня" предложили хозяева, и трудно было противостоять их темпераменту и приветливости. Однако когда надо было начинать подготовку к выступлениям, выяснилось, что не пришло судно с реквизитом и медведями: на Кубу прибыла программа, которая только что закончила гастроли в Канаде. Артисты решили лететь самолетом, а реквизит и медведей отправили пароходом. Наш канадский импресарио, зафрахтовал пароход, который выглядел, надо сказать, очень ненадежно. Но делать было нечего, погрузили все, что положено, а старшим в этом рейсе вызвался быть сам Валентин Иванович Филатов. Как он мне рассказывал потом, ему было интересно проплыть по" Атлантике, вдоль берегов Северной Америки, и кто-то же должен присмотреть за животными.

- Сначала все было хорошо,- рассказывал Филатов,- но у южной оконечности Соединенных Штатов разразился ужасающий шторм. Животные заволновались. Я - тоже. Наш "корабль" так швыряло и был он так неспособен сопротивляться стихии, что можно было ожидать всего самого худшего. Опасения мои подтвердились,, когда я увидел, что команда, одевшись во все чистое, совершает молебен. Они готовились "предстать"... Однако вскоре шторм ослаб, и мы остались невредимы. Но при подходе к Кубе нас предупредили о новой опасности: кругом много мин и можно взлететь на воздух. Слава богу, не случилось и этого. Потом мне рассказывали, что это утлое суденышко на обратном пути не выдержало борьбы со стихией и затонуло.

Как бы то ни было, наконец собралась вся труппа, животные и реквизит были на месте, и можно было начинать подготовку к гастролям. Но в это время пришла тревожная весть - остров Свободы окружен боевыми кораблями Соединенных Штатов. Осмелела и внутренняя контрреволюция, поступали сообщения о военных столкновениях, об убитых и раненых. Революционное правительство подняло народ на защиту родины. Лозунг "Свобода или смерть!" был в эти дни у всех на устах. У рабочих мест на боевом взводе лежали автоматы.

Именно в эти тревожные дни состоялась премьера советского цирка. И представление в огромном пятнадцатитысячном зале превратилось в демонстрацию кубино-советской дружбы и солидарности. Деятельность советских артистов не ограничивалась только выступлениями по вечерам. Имея большой опыт военно-шефской работы, они проводили творческие отчеты и концерты в войсках, на предприятиях. Кроме того, используя каждую свободную минуту, советские артисты помогали чем могли артистам молодого кубинского цирка.

Нет нужды приводить рецензии на гастроли советского цирка на Кубе. Все они были полны самых приятных слов, самой высокой оценки, в них отмечалась дружеская помощь советских артистов в эти трудные для кубинского народа дни.

В то же самое время, когда в Гаване состоялась премьера советского цирка, на манеже московского шла пантомима "Карнавал на Кубе" (сценарий Л. Кулиджанова, Ю. Никулина, М. Местечкина, режиссер М. Местечкин, художник Л. Окунь). В спектакле рассказывалось о самоотверженном труде и героической борьбе кубинского народа.

На премьере присутствовали герой Кубинской революции Кресенсио Перес, чрезвычайный и полномочный посол Кубы в СССР Карлос Оливарес Санчес и большая группа кубинцев. Товарищ Санчес писал по поводу этого спектакля: "Интермедии пантомимы "Карнавал на Кубе" безусловно отражают различные моменты борьбы кубинского народа за свободу и независимость своей родины... На спектакле... я испытал истинное наслаждение, на меня повеяло ветром с Кубы".

Первые наши гастроли продолжались месяц. А потом на протяжении десяти лет еще трижды приезжали советские артисты на Кубу. Вторая программа, составленная из номеров дрессированных медведей Э. Подчерниковой, эквилибристов Костюк, эквилибриста на катушках С. Черных, дрессированных лошадей Рогальских, полета под руководством О. Лозовика и аттракциона И. Бугримовой, приехала через год с небольшим. Как и в первый раз, кубинцы встречали артистов с энтузиазмом. Еще до начала гастролей советские артисты посетили Национальную школу искусств. Эту встречу в газетах назвали братанием. Дружеские встречи происходили очень часто - иногда просто на улице или в гостинице - и всегда были полны любви и уважения к советскому народу.

В каждый приезд наши спектакли посещало не менее ста тысяч восторженных зрителей. На всех премьерах присутствовал президент республики Освальдо Дортикос. Но трудно было подсчитать, сколько тысяч людей часами выстаивали на улице у Дворца спорта, чтобы пожать советским артистам руку, проводить их до гостиницы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"