предыдущая главасодержаниеследующая глава

Польская Народная Республика

Цирк Польской Народной Республики начал возрождаться тотчас же по окончании войны. Через два месяца после прекращения военных действий на территории Польши был создан первый государственный цирк. Через десять лет государственных цирков было уже одиннадцать и всем цирковым артистам была предоставлена постоянная работа.

Но это была нелегкая задача. В буржуазной Польше цирковое искусство представлялось различными бродячими труппами, которые во время второй мировой войны полностью распались. Поэтому начинать пришлось чуть ли не с нуля. Вопросы возрождения польского цирка, решались по-государственному, и Объединение увеселительных предприятий Польши, куда входит и цирк, было подчинено Министерству культуры.

Начали с обновления циркового хозяйства, с ремонта и создания нового реквизита. Быстро росло количество номеров, и вскоре можно было уже составить несколько программ. Но артистов надо было одеть, спектакли оформить, снабдить труппы шапито и вагончиками для передвижения.

Так как стационарного цирка в Польше не было, то, естественно, встал вопрос о какой-то базе, где можно было бы создавать новые номера, обновлять старые. И в 50-х годах недалеко от Варшавы, в живописном лесу местности Юлинки, была построена постоянная цирковая база, которую так и назвали - "Юлинки".

Было налажено также и производство шапито, оборудованных всем необходимым для передвижных цирков, включая и вагончики - электрофицированные, радиофицированные, снабженные обогревательной и вентиляционной системами, а некоторые - даже душами и холодильниками.

Быстрому возрождению цирка несомненно способствовало то, что цирк в Польше очень любят и готовы смотреть его представления при любых обстоятельствах. В этом однажды я сам убедился. Шапито обычно ставят не в городе, где тесно и сложно вести коммуникации, а где-нибудь на окраине, на пустыре. После дождя к цирку подойти не просто, но зрители снимают обувь и идут босиком. Однажды во время дневного представления обрушился проливной дождь и первые ряды стало заливать, зрители перебирались повыше, но представление продолжалось. Мы тоже, разувшись, постепенно поднимались вверх от наступавшей воды. Должен сказать, что эта вода нисколько не подмочила репутацию виденной нами программы.

Из социалистических стран Европы польский цирк был у нас одним из первых гастролеров. Впервые они приехали к нам в 1955 году. Потом - регулярно в два года один раз, а иногда и чаще.

При столь интенсивном развитии цирка было ощутимо отсутствие кадров, и в первые послевоенные годы польский цирк широко привлекал для работы театральных режиссеров, что наложило свой отпечаток: в программе много места отводилось различным театральным "жанрам" - сценкам, танцам, песням, а на чисто цирковые номера времени почти не оставалось. Но постепенно польский цирк освобождался от этой излишней театрализации, так же как и от балаганных дешевых, грубых приемов и шуток. Режиссеры, приобретая опыт цирковой работы, стали находить специфически цирковые решения номеров, а там, где оставалась театрализация, она входила в номер органично и с достаточным чувством меры. Особенно интересно она использовалась в парадах-прологах. Например, программу, с которой польские артисты выступали у нас в 1968 году, открывал танцевальный номер "Вальпургиева ночь" на музыку Гуно. Пролог длился всего две минуты, но являлся как бы визитной карточкой всего представления. Художественным руководителем этой программы был режиссер Мариан Манц, который очень много сделал для воспитания молодых артистов. Часто для прологов польские режиссеры используют "Мазурку" Венявского или "Полонез" Огинского - и такое начало бывает очень торжественным. Танцы исполняются на специальном полу. Это танцевальное начало проходит потом через всю программу: пританцовывая, выходят артисты на манеж, пританцовывая, уходят, и мелодия вступления придает программе зримое единство.

Дрессированные лошади. Петр Баста
Дрессированные лошади. Петр Баста

Кристина Терликовска
Кристина Терликовска

Как быстро развивалось техническое хозяйство польского цирка, так же быстро приобретали артисты и режиссеры мастерство. Советские зрители знают многих замечательных мастеров польского цирка, которые не раз и не два работали на наших манежах. Это Петр Бает, лошади которого, совершая обычные эволюции жанра, работают необычайно слаженно: рассыпавшись после очередной комбинации по манежу, быстро и гармонично выстраиваются в новую. Номер производит какое-то особое, я бы сказал, музыкальное впечатление. И в нем явно чувствуется твердая режиссерская рука.

Элегантно и изящно работает с голубями и попугаями заслуженная артистка польской арены Рена Статкевич. Ее номер один из лучших в этом жанре из тех, что мне довелось видеть, а видел я почти все. Птицы работают в станках, на лестницах, разлетаются и послушно собираются снова. Артистка нашла точную манеру поведения- в ней ничего нет от повелительницы, скорее это сказочная добрая фея, которой подчиняется природа.

В молниеносном темпе работают роликобежцы "4-Кордиум". На маленьком и высоком пятачке - на руках, в зубнике, на коромысле - исполняют они с блестящей техникой бесчисленное количество самых разных трюков.

Михаил Мозес был одним из лучших в мире исполнителей номера "каучук"; мужчины в этом жанре вообще редкость. А Мозес складывался чуть ли не вчетверо: стоя на одной руке, принимал немыслимые позы. Со временем он сменил свой жанр и стал выступать с удавами.

Группа велофигуристов Иолес подготовила новый номер - "Комический баскетбол". Три нападающих и один голкипер разыгрывают на велосипедах своеобразный баскетбольный матч с уморительными перебросками мяча.

Есть в польском цирке и номера с хищниками. Дрессировщица К. Терликовска раньше была воздушной гимнасткой и теперь, работая со львами, сохранила особую гимнастическую манеру поведения. Она легко и пластично движется в клетке, и кажется, что львы подчиняются именно ритмичным движениям ее тела. Крупным аттракционом "Львы" руководит, и успешно, выпускница студии А. Смейя.

Вообще студия может гордиться своими питомцами. Они принесли на манеж много оригинальных и сложных номеров.

Групповая пластическая гимнастика в исполнении Люси Лещинской, Анны Пепке, Софии Рачняк подготовлена опытным мастером цирка В. Невегравским и отличается оригинальностью композиции, красивым рисунком линий. И, конечно, мастерством исполнительниц: стремительный и синхронный финальный шпагат, выполняемый сразу тремя артистками, всегда вызывает аплодисменты в зале.

Воздушный гимнаст Ян Ситкевич получил прозвище "человек с железной рукой"; на трапеции он работает преимущественно на одной руке и исполняет незаурядные трюки. В финале, прыгнув с одной трапеции на другую, он на еле заметном штрабате падает вниз головой на манеж с пятнадцатиметровой высоты.

Е. Дрелих делает восхождение без лонжи по наклонному канату, один конец которого закреплен под куполом цирка. По пути он совершает такие сложные трюки, как, например, прыжки через скакалку.

Совсем неплохой номер у акробатов Рудольфа Чалдерна и Люциана Бжозовского под руководством Ядвиги Невенгловской.

Заметное развитие получил жанр клоунады. С успехом работают коверные Э. Двораковский (в дуэте с Л. Кравчиком он выступает еще и как эксцентрик-каскадер) и И. Кордиум, молодые клоуны К. Вишневский и М. Корчак. Теперь уже каждая программа польского цирка имеет своего коверного, тогда как раньше ограничивались только несколькими клоунскими номерами. А выпускник студии К. Блашек признает, что его озорной, веселый, оптимистичный герой рос и развивался под влиянием творчества О. Попова. Работая в Польше, клоуны исполняют сатирические и юмористические сценки на темы, близкие и понятные местным зрителям, на гастролях же показывают главным образом пантомимы. И, конечно, все они отличные пародисты цирковых жанров. Характерной особенностью польских коверных является их желание и умение вовлечь публику в общую игру, включить ее в действие.

Польский цирк упорно работает над созданием сюжетных представлений. Наиболее удачным спектаклем можно считать "Белоснежку и семь гномов" по сценарию В. Мациевской - он идет обычно на детских утренниках. В этом спектакле участвуют не только клоуны, но и артисты других жанров, каскадеры, музыкальные эксцентрики, дрессировщики собачек, эквилибристы, жонглеры. Постановщику удалось превратить трюк в движущую силу сюжета, сделать его моментом развития действия. Тут, конечно, сказался опыт театрализации цирковых номеров начального периода. Освободившись от излишеств, от того, что цирку не свойственно, режиссура нашла способы органичного включения элементов театра в цирковое представление.

Постановка пантомимы или спектакля в цирке - это старая и трудная проблема. Основа цирка - законченный номер, а при использовании его в спектакле берется только фрагмент, что несомненно влияет на целостность номера, да и на технику артиста. Особенно это сказывается в номерах с животными, и в частности с лошадьми. Ежедневный бег по замкнутому кругу манежа для лошадей просто необходим. Конечно, пантомима может идти параллельно с основной программой, вторым отделением, но тогда за короткое время невозможно обстоятельно развернуть сюжетные перипетии спектакля. Одним словом, здесь еще много работы, еще есть над чем поломать голову. И мне кажется, что в этой области польским артистам и режиссерам удалось сказать свое слово.

В польском цирке немало номеров международного класса. Поэтому не удивительно, что имена его артистов можно видеть на афишах во многих странах мира - от Японии до Америки. Трюковое богатство, непрерывные поиски нового, совершенствование достигнутого, разнообразие жанров и манер в подаче каждого номера, эмоциональная насыщенность прологов и эпилогов, особое режиссерское решение каждой программы, высокая культура представления, когда даже средний номер смотрится с интересом - а это не так- то просто при наличии одиннадцати передвижных цирков, - все это в польском цирке имеется и именно этим он привлекает зрителей.

В соответствии с программой регулярного обмена советские артисты много раз гастролировали на польских манежах.

После долгого перерыва первый зарубежный выезд целой программы нашего цирка был именно в Польшу, на фестиваль молодежи и студентов. С тех пор полные программы со сроком гастролей три-четыре месяца работали в Польше около двадцати раз и выступали обычно в самом большом цирке на три тысячи мест. Кроме того, в международных программах польского цирка каждый год участвуют четыре советских номера. Причем генеральный директор Объединения увеселительных предприятий Польши Збигнев Вонхаль просил присылать ему полную программу ежегодно, а еще лучше - по две программы на весь сезон. При столь разветвленной сети польских цирков это вполне разумная просьба.

В 1959 году в городах Варшаве, Вроцлаве и Катовицах гастролировал Белорусский коллектив, в котором работали коверный Борис Вяткин, иллюзионист Анатолий Шаг, першевики Милаевы, жонглеры Хромовы, номера дрессировки: лошади и собаки Рогальских, морские львы Ирины Сидоркиной и другие. Газета "Экспресс вечорны" так оценила его работу: "Весь ансамбль, во всех без исключения номерах, продемонстрировал замечательные качества советской цирковой школы". О той же программе другая газета писала: "Кто любит это искусство, тот найдет под куполом советского цирка полное удовлетворение. А кто не любит, тот, если пойдет в цирк, обязательно его полюбит".

Выступления Белорусского коллектива так понравились польским зрителям, что срок гастролей был продлен на две недели. Только в одном Вроцлаве его представления посмотрело сто пятьдесят тысяч человек. Другая программа, гастролировавшая летом 1962 года в Кракове, Катовицах и Варшаве, имела не меньший успех. В ней участвовали номера "Слоны и танцовщицы" под руководством Александра Корнилова, "Полет на спутнике" Ирины и Петра Щетининых, а также жонглер Юрий Бирюков, велофигуристы Александровы, жонглер на лошади Виктор Викторов,

"Ренские колеса" под руководством Валентины Балакиной, акробаты-прыгуны под руководством Юрия Быковского, воздушная гимнастка Эмма Козлова и коверный Евгений Бирюков. Об этой программе польский журналист Эдмунд Поляк писал: "Визит советского цирка в Польшу - радостное событие для любителей этого искусства. В какой бы город ни приехал цирк, его артистов сердечно приветствовали, а спектакли проходили под непрекращающиеся крики "браво!" при заполненных до последнего места зрительных залах. А когда из уст Николая Скалова в прологе раздавались слова приветствия на чистом польском языке, в зрительном зале ураганом проносилось "браво!". Пребывание советского цирка в Кракове, Катовицах и Варшаве предоставило зрителям много случаев для проявления своих теплых чувств, а встречи артистов с людьми искусства и рабочими не только дали возможность обменяться мыслями, но и продемонстрировать дружеские чувства".

В Польше хорошо знают многих артистов советского цирка, знают мастерство И. Бугримовой, дважды приезжавших с Армянским коллективом Л. Енгибарова и С. Исаакяна, конечно, Олега Попова и Валентина Филатова. В Польше выступали программы с участием Ю. Дурова, А. Александрова-Федотова, молодежный коллектив "Арена", иллюзионный аттракцион А. Сокола, первый коллектив "Цирк на льду".

Как всегда, приезжая в Польшу на гастроли, советские артисты проводят творческие встречи с трудящимися и деловые - с артистами. Дружеский совет по работе, помощь в изготовлении реквизита, рассказ о задуманном и осуществляемом или просто задушевная беседа старых знакомых за кулисами или дома, вечера с советскими и польскими песнями - все это стало нормой отношений цирковых деятелей дружественных стран.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"