предыдущая главасодержаниеследующая глава

Франция

Во Франции работают два-три больших цирка. Среди передвижных самым большим является трехманежный цирк Пиндера. На среднем манеже у него выступает цирк на льду, а на крайних - номера с животными. Набор животных очень разнообразный, по традиционный - от шимпанзе до львов и тигров.

В Париже в 20-е годы нашего века было четыре цирка: Парижский цирк, Новый цирк, Зимний цирк, Монмартрский цирк (Медрано). К 30-м годам перестали существовать Парижский и Новый. К 60-м - прогорел Медрано и был куплен владельцем Зимнего цирка Буглионом. Оба цирка - Медрано и Зимний - работали с конца декабря по март, но только три раза в неделю: в четверг, субботу и воскресенье. В 1973 году Медрано был снесен. А с ним столько связано в истории французского цирка!

В январе 1957 года я попал в Зимний цирк и увидел, что в амфитеатре сидит не более сотни зрителей - это при наличии двух тысяч мест. Тусклый свет, довольно грязный и вытертый ковер на манеже - все это никак не вязалось с желанием вселить в зрителей бодрость, поднять их настроение, перенести их из будней в праздничный, волшебный мир.

В западных цирках представления очень часто начинаются без парадапролога, или, как его там называют, "парада-алле", служащего для знакомства зрителей с артистами. И я много раз убеждался, как много от этого теряет цирк. Ведь парад - это своеобразный камертон. Своим особым, возвышенным стилем он подготавливает, настраивает зрителя на восприятие необычного искусства цирка.

А па Западе, даже когда парады-алле предваряют представление, они чаще всего бывают однообразны и, как мне кажется, имеют большее отношение к варьете, чем к цирку. Парад программы, которую я смотрел в цирке Буглиона, был очень характерен именно в этом смысле. После увертюры на манеж вышли все артисты, сделали круг и ушли. Представление началось. Почти половину программы занимали номера с животными, принадлежащие владельцу цирка Буглиону или членам его семьи. В западном цирке так принято, что хозяин и его родственники выступают с животными. Именно вокруг таких внушительных по размерам номеров и формируется остальная программа, а недостающие жанры добирают на стороне. Человек, владеющий животными, должен быть состоятельным - содержание и транспортировка животных требуют больших денег. Поэтому такие номера из общего сбора получают львиную долю.

В этой программе были представлены почти все жанры, но исполнение их было на довольно среднем уровне. Не было привычного для нас коверного клоуна. Зато шпрехшталмейстер говорил без умолку, что тормозило темп представления. Правда, было несколько клоунских номеров, и на их репризы зрители откликались смехом. Одна из сценок была специально подготовлена для "русского гостя": на манеж вытащили привязанную за длинную веревку жестяную лохань, на которых! было написано: "Волга". В лохани сидел худенький старичок, одетый в красную рубаху и синие шаровары. Под музыку "Эй, ухнем" этот старичок вышел из лоханки, потянулся, зевнул, почесал затылок, потом сел обратно в свою лоханку и его вытащили с манежа. Не знаю, как на репетиции (да и была ли она?), но в зале как-то все почувствовали неловкость. Некоторые из зрителей просто поморщились, и смех прозвучал жидкий. А ведь они, вероятно, хотели оказать гостю истинное уважение и повеселить его. По этой сценке можно было определить уровень среднего клоунского номера.

Я не раз бывал в цирках Буглиона и видел на его манеже известных клоунов - мима Ахилла Заватту, музыкальных эксцентриков Фрателлини, отличную воздушную гимнастку Мариз Бегари. И в других французских цирках я видел немало интересных номеров. Например, великолепных наездников Беллу и Александра Грюсс, воздушный номер Амус, гимнасток на трапеции Эмс Фокревей и Иву Розек, аттракцион "Воздушный полет" группы Земгано, перелетающих в темноте в светящихся костюмах с трапеции на трапецию, танцы на проволоке Анны Арато, канатоходца Армана, без балансштока бегавшего, прыгавшего, танцевавшего и делавшего сальто-мор- тале, антиподистов Кастор, выступавших в индейских костюмах, велосипедиста Паскалис, ездящего на разваливающейся машине, марокканскую группу Тименон, в которой акробаты- прыгуны строили различные пирамиды. Это все были превосходные номера.

Воздушная гимнастка Мариз Бегари
Воздушная гимнастка Мариз Бегари

Клоун Ахилл Заватта
Клоун Ахилл Заватта

И во время гастролей французского цирка в СССР мы могли убедиться в высоком мастерстве артистов Франции. Сложные трюки без сетки и лонж выполняли воздушные гимнасты Клеранс, гимнасты на самолете Антарес, "З-Ализе" в воздушном "полете", известная гимнастка Андре Жан, а одна из лучших гимнасток мира, Мариз Бегари, "королева воздуха", как ее называют, великолепно делала обрывы с трапеции и стойки на руках. Как видите, недаром Франция первой завоевала воздушное пространство под куполом - в этом жанре французские артисты работают и смело и виртуозно. Приезжали к нам также соло-жокей Дони Рене, жокеи Кароли и несколько клоунов, групповая клоунада Франческо, один из лучших клоунов Франции - Джини. Джини выступает как мим, и хотя внешне он ничем не напоминает Чарли Чаплина, в самом содержании образа есть что-то чаплиновское - "маленький человек", замученный волчьими законами капиталистического общества. Выступали у нас и знаменитый клоун Ахилл Заватта и музыкальные клоуны Фрателлини. И, может быть, именно потому, что Фрателлини так талантливы и изобретательны, что они такие великолепные импровизаторы, пощечины и подзатыльники, которых так много было в их номере, казались особенно неуместными и делали их, современных клоунов, "посланцами прошлого", как писали в наших рецензиях.

Я видел много различных программ во Франции - одни были лучше, другие послабее, иногда попадались и совершенно блистательные номера, но общее впечатление от целого представления по сравнению с тем, что я видел у Буглиона, менялось у меня мало. Им не хватало яркости, праздничности, не хватало, я бы сказал, чувства собственного достоинства. Не было даже столь любимой на Западе помпезности лучших варьете.

Дрессировщик Александр Грюсс
Дрессировщик Александр Грюсс

Жокеи Кароли
Жокеи Кароли

Нельзя сказать, что общество не следит за жизнью цирка. В Париже выходят, например, два журнала: бюллетень циркового клуба "Всемирный цирк" (четыре номера в год) и "Сцена и арена". Что касается циркового клуба, то он был организован в Париже Анри Тетаром. В 1949 году клуб объединял двадцать шесть артистов, а в 1960-м - уже более девятисот.

Издается немало и книг о цирке: "Чудесная история цирка" Тетара, его же "Амар - король цирков", "История цирка" Сержа, книги Т. Реми "Клоуны", Адриана "На путях больших странствующих цирков", "Жизнь цирка" и "Иллюстрированная история парижских цирков" А. Кутэ, мемуары А. Заватты, А. Фрателлини, Дж. Гримальди. После гастролей советских артистов была выпущена книга "Московский цирк". В Париже можно купить пластинки с записью клоунских антре и даже полных программ советского цирка. Устраиваются выставки на темы жизни цирков и выставки произведений художников К. Бедикяна и Р. Нормона, пишущих на цирковые сюжеты. В Орлеане была показана выставка афиш, программ, гравюр и литографий, фото, картин, рисунков, книг, посвященных цирку. Подобные выставки проводятся и в других городах.

И все-таки такой знаток цирка, как Анри Тетар, писал в журнале "Всемирный цирк": "Цирк болен. На симптомы болезни мы не раз указывали его плохим врачам, тем, кто торгует спектаклями, как сушеным черносливом, тем, кто угождает пошлости в поисках успехов". "Французский цирк постепенно, год от года умирает, уступая место мюзик-холлу", - с горечью пишет Ж. Тексье в журнале "Всемирный цирк". Некоторые авторы этих тревожных статей предлагают и выход: "Директор должен пожертвовать прибылью ради искусства", - пишет Ж. Гринье. Способ, что и говорить, радикальный, но, кажется, трудно осуществимый.

И так не в одной только Франции. Я хорошо помню представления в Москве одного из лучших скандинавских цирков - цирка Тролле Родина. Родин, человек с выдумкой и отличный администратор, в свое время выступал на манеже. В программе его цирка были сильные номера из разных стран Европы, много было и номеров с животными. Но в подборе артистов и в средствах выразительности было немало изъянов. Например, дрессировщик слонов не только не имел артистической внешности, но был плохо, не по-цирковому одет, да и работу свою вел безразлично. Или аттракцион с водой. Вода в цирке должна играть и искриться, она должна изливаться фонтанами и водопадами - тут же большая лохань напоминала лужу, а "водяные" номера были совсем не интересными.

После премьеры мы долго беседовали с Тролле Родином, и он немало удивил меня тем, что отлично понимал все недостатки представленной им программы.

- Но что же вы от меня хотите?! - воскликнул он с недоумением. - Чтобы я из Швеции привез полную интересную программу? Но во всей Швеции не наберется на нее номеров. Костюмы у артистов плохие? Но не могу же я одевать их за свой счет. А у них денег, конечно, не хватает. Не могу я много тратить и на оформление, когда главная моя забота - только бы не прогореть. С этой мыслью я встаю и ложусь. И вообще, мне все надоело, и я хочу бросить это дело.

И он действительно его бросил, продал и стал работать продюсером американского цирка "Бр. Ринглинг, Барнум-Бейлей".

Размышляя над постоянным неуспехом буржуазного цирка у зрителей, я понял, что причины не только в неудачном подборе программы или плохой рекламе - причины более глубокие. Одна из них заключается в том, что на цирк там многие зрители смотрят как на третьесортное искусство и он сам во многом виноват. Жизнь движется вперед, а вместе с ней и искусство - все его виды ищут новые формы, краски, новое содержание, а цирк Запада явно отстает от культурного развития общества. Сохраняя лучшее в традициях, необходимо развивать их, отыскивать свои новые приемы, средства выразительности, а он начинает занимать их у варьете. И уже много лет показывает все одно и то же. И номера, сильные своей трюковой стороной, кажутся обветшалыми и по оформлению и по манере подачи, наличием в них пошлых шуток. Все вокруг меняется, а в западном цирке все - как сто лет назад. И сегодня его часто воспринимают как зрелище, куда людям культурным ходить неловко.

Ведь раньше цирк, как правило, ставился в центре города, а теперь шапито все чаще колышется где-то на окраине. И парижане, например, которые могут видеть и слышать самых знаменитых артистов мира всех видов искусства, считают, что цирк по мастерству, блеску, увлекательности ни в какое сравнение идти с ними не может.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"