предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава десятая. Лучшие в мире

Жонглирование - искусство в определенном ритме бросать и ловить различные предметы - дает неограниченный простор творческой фантазии. Это подтверждает математика. Если в условии задачи - разнообразные предметы для жонглирования (основных три), разное количество этих предметов (от двух до десяти), комбинации бросков (десятки), то в ответе - бесчисленное множество вариантов.

В действительности же ярких, оригинальных произведений жонглеров мало. К сожалению, вместо поиска своеобразного творческого облика некоторые артисты повторяют друг друга.

Революция в жонглировании связана с именами Энрико Растелли и Кисс.

Когда же возник этот жанр? Истоки его - в охоте, ремеслах, обрядах наших далеких предков. В первобытные времена люди для защиты от хищников и добычи пищи вооружались дубинками. Эффективность примитивного оружия возрастала при умелом его применении. Первобытный человек на опыте убедился в том, как бывает полезно прибегать иногда и к обманным движениям: подбросить палицу, будто намереваясь попасть ею в противника, а затем поймать ее, чтобы обрушить на голову врага в самый неожиданный момент.

Умение бросать и ловить палицу различными приемами непрерывно совершенствовалось на протяжении миллионов лет, как и сама палица. Именно от нее берут начало многие предметы, составляющие реквизит современного жонглера: например, палочки и булавы.

Древняя метательная палица, значительно трансформированная, предок бумеранга - оружия охотников и воинов доев- него Египта, Мексики, Южной Индии, Австралии, стран Юго-Восточной Азии. Австралийцы для охоты на птиц и во время игр применяли возвращающийся бумеранг.

Прошло много веков, прежде чем булава попала в цирк. Из глубокой древности дошли до нас свидетельства о жонглерах с шарами из кожи, заполненными глиной либо семенами. На стенах гробницы Бени-Хассане в древнем Египте изображены две девушки, сидящие на спинах согнувшихся рабынь и перебрасывающиеся шарами. На другом рисунке девушка перебрасывается шарами с подругами, одна из которых стоит перед нею, а вторая за ее спиной.

На древнегреческих вазах, относящихся к VI веку до нашей эры, много рисунков, изображающих жонглеров. Ксенофонт* рассказывал о том, что видел в доме у богатого грека танцовщицу, которая бросала, ловила и катала в такт танцу большие обручи.

*(Ксенофонт - греческий историк, ученик Сократа.)

Преимущественно шарами жонглировали в древнем Риме. На вазе хорошо сохранился рисунок: красивое здание, масса людей, перед ними выступает юноша, жонглирующий семью шариками (что и в наше время не каждому по силам).

Жонглирование
Жонглирование

Жонглирование развивалось в Японии, Китае, Византии, Киевской Руси, а затем перекинулось в Западную Европу. В древности и в средние века встречались искусники, сочетавшие в себе способности жонглера, акробата, силача и пожирателя огня.

С годами совершенствовалось искусство жонглирования. Постепенно, в зависимости от стиля исполнения, создаваемых образов, реквизита, костюма, жонглеры стали делиться на группы (жанры): классических, эквилибристов (на мертвой и подвижной основе), эксцентриков или комических, салонных, силовых или крафт, антиподистов и малобористов, номера которых построены главным образом на балансировании различных предметов.

Разделение на жанры в значительной мере условно. Например, жонглер-эквилибрист или групповые жонглеры могут выступать и в классическом и в эксцентрическом плане. Все зависит от способностей и задач, стоящих перед артистом.

Вступивший на подмостки варьете должен импонировать завсегдатаям шантана. От него требуется умение эффектно скомпоновать трюки, создать сценку во вкусе буржуа.

Один из известных салонных жонглеров Кара в отличие от многих пришедших на эстраду создавал социально насыщенные образы, нисколько при этом не снижая виртуозной техники.

Кара родился в Нюрнберге в 1867 году в семействе добропорядочных бюргеров. В детстве он увидел жонглеров и, стремясь им подражать, без конца бросал и ловил камешки, яблоки, а в тринадцать лет распрощался с семьей и стал кочевать с цирком. Начинал как классический жонглер. Девять лет жонглировал тарелками, ножами, металлическими шариками.

В 1889 году Кара решил попытать счастья за океаном. Первые выступления в гигантских шапито и на подмостках не принесли успеха. Тогда Кара решил играть роль джентльмена, который на ходу, как будто между прочим, показывает свою ловкость. Это понравилось публике, и успех пришел. С подлинным блеском прошли его выступления в лондонской "Альгамбре", берлинском "Винтергартене", крупнейших цирках Франции.

Манеж декорировался под ресторан. Стремительно входил стройный денди в светло-серой фрачной пелерине, с моноклем в глазу. Белоснежные перчатки летели в цилиндр, который он небрежно бросал вместе с пелериной на вешалку, там же повисала тросточка, монокль падал в кармашек.

В воздухе кружились стул, стол, бутылки, стаканы, чашки, блюдца, газеты, спички, сигареты и портсигар. Над головой летали яблоко, нож и вилка. Нож на лету разрезал яблоко, а дольки в воздухе нанизывались на вилку.

У Кара было много последователей - как одиночек, так и групп, игравших незатейливые сценки в различных "ресторанах". Эстрада требовала необычного. Многие артисты, не думая об образах и трюках, стремились поразить воображение зрителей диковинными предметами, мало подходящими для жонглирования.

В такой обстановке появился в манеже Энрико Растелли. Родился он в цирковой семье. Мать - наездница, отец - жонглер и воздушный гимнаст. Он заставлял сына ежедневно взбираться под купол и репетировать на трапеции.

Однако Энрико не скрывал неприязни к гимнастике и любви к жонглированию. Работал он самозабвенно. Репетиции начинал рано утром и прерывал их только на время подготовки манежа к вечернему представлению. Так Энрико оттачивал технику. О фанатизме Растелли лучше всего говорит эпизод, происшедший в Харькове на его свадьбе. Даже невеста - эквилибристка на проволоке Генриэтта Прис - не заметила, когда из-за стола исчез Энрико. Обнаружили жениха в фойе, где он готовил новый трюк, благо свадьба проходила, как того требовала традиция, в цирке.

Если случались "завалы", то репетировал Энрико и после выступления. Жонглирование - очень капризный жанр. Часто в неудачах артист совсем неповинен. Мешают плохо направленный свет, сквозняки, меняющие полет колец и тарелок, мелькающие перед глазами трапеции, лонжи.

После длительных гастролей в Японии, где Растелли познакомился с национальной школой жонглирования, Энрико еще больше укрепился в своем решении возродить жонглирование в его классических формах. Палочки, мячи, тарелки отличались простотой. Благодаря этому Энрико удалось переключить внимание зрителей с предметов, которыми жонглируют, на то, как жонглируют, то есть на искусство артиста.

Энрико Растелли достиг феноменальных успехов. Высокими техническими результатами он утверждал достоинства и преимущества своей школы.

Поворот к классицизму в жонглировании был обусловлен эпохой. Талантливый артист противопоставил посредственным салонным жонглерам, выступавшим в варьете, искусство, требующее от артиста предельной собранности, мгновенной реакции, великолепного глазомера, высокого умения жонглировать большим количеством строго определенных предметов - мячи, палочки, кольца - с одновременным балансированием и исполнением некоторых акробатических и эквилибристических трюков. Энрико Растелли обратился к классицизму, во многом усовершенствовав и усложнив те приемы, к которым прибегали еще античные жонглеры. Однако искусству Растелли были свойственны отрыв от жизни, условность и схематизм, а это противоречило тому образу, которого ждал демократический зритель, который нужен был молодому советскому цирку.

Подлинный расцвет классического жонглирования связан с именем Константина Никольского. Он начал выступать в те годы, когда Энрико Растелли заканчивал гастроли в СССР. Время властно вторгалось в цирк, заставляло задумываться, приглядываться, заражало пафосом первых пятилеток, пафосом социалистического строительства.

Молодой жонглер Константин Никольский, стремясь к безукоризненной технике, которой поражал Растелли, старался создать образ, более полнокровный и близкий современникам. Он взял у предшественников скромный реквизит и отточенную технику, но вдохнул в номер новое содержание. Артист отказался от размещения реквизита на манеже. Униформисты бросали ему с проходов палочки, тарелки, мячи. Принимая реквизит, Никольский делал то колесико, то арабское сальто-мортале*,а заканчивая трюк, - кульбит или переднее сальто-мортале (он начинал артистический путь как акробат).

*(Арабское сальто-мортале - боковое сальто-мортале. Первыми выполнили арабские прыгуны.)

Когда надо было дать зрителям возможность осмыслить виденное, роль логической паузы играл менее динамичный трюк: в стойке на тросточке на руке он крутил на ноге и второй руке обручи. Номер шел в точном и выразительном музыкальном сопровождении.

Константину Никольскому первому из жонглеров присвоено звание заслуженного артиста РСФСР.

Еще в предвоенный период он два-три раза выбрасывал восемь тарелок и хорошо жонглировал шестью, отбивал лбом поочередно два мяча, а через несколько лет - и три. Никольский создал сложную и красивую комбинацию: жонглировал четырьмя палочками и мячом, отбивая его на высоту до трех метров, отбрасывал мяч и принимал пятую палочку, жонглировал каскадом. Ему подбрасывали шестую палочку, и он снова несколько раз выбрасывал их каскадом.

Гордостью русского и молодого советского цирка был жонглер на лошади Николай Акимович Никитин, удостоенный высокого звания заслуженного артиста РСФСР.

Заслуженный артист РСФСР Николай Акимович  Никитин
Заслуженный артист РСФСР Николай Акимович Никитин

Сплав отлично развитых качеств акробата и гимнаста, сальтоморталиста на лошади и прыгуна, дрессировщика и жонглера позволили обаятельному артисту добиться выдающихся результатов. Его репертуар включал около пятидесяти трюков. Некоторые из них и в наши дни никто не сумел повторить.

До последнего времени у нас было лишь три жонглера на лошади. Николай Ольховиков, Виктор Викторов (Кошкин) и Вячеслав Попов. В начале пути молодые жонглеры Виктор и Вячеслав в какой-то мере повторяли предшественников. Жонглировали пятью шариками, пятью палочками и ножами, крутили обруч, в котором стоял стакан с водой, балансировали на лбу стеклянный поднос, уставленный фужерами и графином, жонглировали, стоя на летящей карьером лошади, тремя факелами.

Молодые жонглеры под влиянием выдающегося мастера Александра Кисс стали стремиться к творческой самостоятельности. Виктор Викторов жонглирует на очень быстром ходу лошади, что еще никому не удавалось. Он заменил шарики большими мячами, обогатил номер трюками с дрессированными голубями. Это придало выступлению своеобразный колорит и четкую идейную направленность. Ряд оригинальных трюков создал и Вячеслав Попов.

Жонглировать вообще тяжело, а на лошади вдвойне. Выбрасывать предметы надо с учетом движения коня, воздуха в манеже, а их не определишь никакими приборами. Ситуация меняется в доли секунды, все зависит от быстроты реакции артиста.

Премьером в этом жанре остается заслуженный артист РСФСР Николай Ольховиков. Бывший жокей и акробат, словно приклеенный, стоит на лошади. Он артистичен и умеет увлечь зрителей. Н. Ольховиков стал первым жонглировать на "голой" лошади, спиной к манежу, поворачиваясь на 360 градусов. Финальному же курсу с факелами и знаменем может позавидовать любой жокей.

За последнее время на афишах появились имена жонглеров на лошади Никиты Кочакова, Вячеслава Бегбуди, Владимира Теплова, Игоря Бараненко. Это способные артисты, но некоторые еще должны найти свое творческое лицо.

Если приподнять завесу над жонглерской "кухней", то окажется, что каждый предмет, входящий в реквизит современного жонглера, имеет свою категорию трудности: палочки и булавы - высшую, кольца - промежуточную, шарики - начальную. Теперь понятно, почему на древних памятниках у различных народов изображены искусники, жонглирующие шариками.

Жонглирование шариками вниз было придумано более восьмидесяти лет назад русским танцором Стритом.

Двенадцать лет покорял обручи американский жонглер Эверхарт. Закономерности, им установленные, скоро стали достоянием многих. При четном количестве обручей каждая рука ловит те, которые выбросила, а при нечетном надо, чтобы пущенные с левой руки приходили в правую и наоборот. Кроме того, следует еще придавать обручу вращательное движение, тогда полет будет устойчивым.

Шла нескончаемая битва за овладение новыми предметами и увеличение их числа. Введение каждого лишнего шарика, обруча, палочки требовало новых решений, усилий, раздумий. На протяжении последних ста лет лишь нескольким жонглерам удалось довести число предметов до восьми и более. Но для настоящих артистов количество никогда не было самоцелью. Можно и тремя предметами жонглировать так, что перед зрителями возникнут интереснейшие комбинации, в логической последовательности сменяющие друг друга.

Карл Репп виртуозно жонглировал в основном лишь тремя предметами. Но имя его прочно вошло в историю. С ним связан значительный и характерный этап в развитии жанра. Карл Репп умело использовал специфические выразительные приемы цирка для создания острого сатирического образа. На афишах так и писали: "Король комических жонглеров Карл Репп".

Фраза эта имела и определенный подтекст, становившийся понятным во время представления. На манеже появлялся... король. В богатой мантии, в короне набекрень, со скипетром и державой в руках. "Их величество" были стары, длинноносы, навеселе и непременно хотели развлечься. Король бросал и ловил корону, скипетр, державу.

В годы, когда шатались многие троны в Европе, когда рабочие и крестьяне России взяли власть в свои руки, такая гротескность и сатиричность приобретали особую выразительность.

В послевоенные годы с комического жонглера на слабо натянутой проволоке начал путь в мир смеха лучезарный клоун Олег Попов. Первые шаги, сделанные им под руководством С. Д. Морозова, стали своеобразным трамплином в будущее для всемирно известного теперь артиста.

Поиски устойчивого положения на проволоке, норовящей то и дело выскользнуть из-под ног, сами по себе рождают ряд комических положений. А если на этой ненадежной опоре еще и жонглировать?

В руке у Олега Попова тросточка. Он ставит ее на лоб, чтобы не мешала. Куда девать большую клетчатую кепку? Набрасывает на тросточку. Наконец руки свободны, и он жонглирует четырьмя обручами. Потом в ход пойдет большой носовой платок и галоши. Олегу Попову удалось создать образ человека доброго, веселого, сумевшего превозмочь себя при исключительных обстоятельствах.

В другой репризе Олег Попов - разбитной поваренок, веселый и озорной. Работа у него кипит. Кто не поверит этому, глядя, как он ловко и умело жонглирует двумя вилками и картошкой, раскручивает на пальцах сверкающие кастрюльки, забрасывает одну в другую? Движения его точно согласованы с выразительной музыкой, что в значительной степени способствует успеху.

К жонглированию часто прибегают гимнасты, акробаты, эквилибристы для того, чтобы подчеркнуть мастерское владение основной профессией. По-видимому, отсюда и взяли начало жонглеры-эквилибристы.

Рассказ о них будет неполным, если не упомянуть новаторский аппарат, вращающий двойную, слабо натянутую проволоку, на которой работают Людмила Логинова и Михаил Лалашвили. Как правило, жонглеры-эквилибристы оперируют небольшим количеством предметов, если не считать выдающегося болгарского артиста Ангела Божилова и советских - Виолетту и Александра Кисс.

Виолетта Кисс вращает, подбрасывает барабан и еще успевает выбивать на нем бреки, помогая ударнику
Виолетта Кисс вращает, подбрасывает барабан и еще успевает выбивать на нем бреки, помогая ударнику

Виолетта и Александр Кисс начали выступать рано. Да иначе и не могло быть в семье потомственных артистов, связанных родственными узами со славными цирковыми фамилиями Франкони - Чинизелли.

Так может лишь заслуженный артист РСФСР Александр Кисс
Так может лишь заслуженный артист РСФСР Александр Кисс

Вот только с дебютами Александру не везло. Неудачи начали преследовать, когда ему еще не было трех лет. Впервые он вышел на манеж в роли арапчонка в пантомиме "Наполеон в Египте" в киевском цирке Киссо. От него требовалось всего - навсего пересечь манеж, подняться по лестнице и уйти. Дебютант разрушил планы постановщика. Он уселся на лестнице и не желал сделать ни шагу, несмотря на посулы и угрозы деда. В шесть лет у маленького наездника во время выступления слетел с ноги ботинок.

Однако каждый день приобщения к искусству приносил радость. Мальчик увлекся жонглированием, пытался постичь закономерности капризного жанра, репетировал, забывая о еде и отдыхе.

Первое выступление - и снова жестокий удар. Зрители, свет, музыка, любопытные взгляды артистов разволновали юношу, и он завалил почти все трюки. Третий дебют мог бы стать и последним, если бы рядом не было отца.

Горечь неудач он стал медленно, но настойчиво переплавлять на волю к победе. Беседы и репетиции, анализ ошибок, поправки и снова репетиции. Александр понял, что от провалов могут застраховать только знания и труд.

А Виолетте все дается легко. Ей не было еще и семи лет, когда она научилась уверенно жонглировать пятью шариками. Но девочку больше привлекала акробатика. Она пленила бы Виолетту навсегда, если бы не встреча с антиподистами. С этого времени она жонглировала дома всем, что попадало... под ноги. Вертела стул, подушку, шахматную доску. Отец подбадривал Александра и помогал Виолетте. Сделали тринку, карту, палку, бревно.

Отца и учителя Виолетты и Александра цирковые артисты с любовью называют "дядя Коля". Сотни артистов разных жанров обязаны ему дружеской помощью, ценнейшими советами.

Исподволь Николай Кисс начал готовить детей к задуманному номеру. Работал с ними очень много. Днем - утомительные репетиции, вечером - выступления. Виолетта с шести лет участвовала в акробатическом номере, Александр с восьми - равноправный партнер в единственном групповом номере жонглеров в кабриолете, созданном в 1929 году.

Его автор и режиссер Николай Александрович Кисс был и жокеем и наездником, акробатом и жонглером, рыжим клоуном. Он много читал, думал. Все чаще и чаще убеждался, что надо подчинять разнообразные выразительные средства созданию ярких образов, что с манежа цирка можно и следует говорить о злободневном. Например, хлестко высмеять аристократов, показать их нравы.

В кабриолете восседают дамы в вечерних туалетах - Е. Б. Бондаренко, Э. А. Кисс, мужчины во фраках и смокингах - Г. И. Бондаренко, Б. А. Борисов, кучер - Аркадий Троицкий, грум - восьмилетний Александр Кисс. За кабриолетом на лошади во фраке, с моноклем и в цилиндре гарцует великосветский кутила - Н. А. Кисс.

До завтрака все держались чопорно, жеманно. Стоило только выпить и закусить, как исчезал светский лоск. Участники пикника швыряли друг другу бутафорские колбасы, бутылки, яблоки, фонари, подносы. Перекидки, технически сложные, яркие по рисунку, впечатляли зрителей.

Борис Борисов, стоя на лошади, запряженной в кабриолет, перекидывался шестью бутылками с кучером, на плечах которого стоял грум, жонглировавший, в свою очередь, шестью бутылками с Н. А. Кисс. Были перекидки между едущими в кабриолете и бегущими по манежу.

Между участниками шли творческие дискуссии, номер совершенствовался. Такая атмосфера сыграла большую роль в формировании мировоззрения, вкуса брата и сестры - будущих звезд манежа.

Отец знал, что обрекает сына и дочь на нелегкие поиски. Однако нужно ли уходить от шаблона, от стандарта? Нужно! Чутье, доброе сердце и осмысленный опыт подсказывали ему, что только так и идут в настоящее искусство.

Пятнадцатилетний Александр уверенно жонглировал палочками и кольцами, владел балансом, на репетициях каждый трюк повторял сто раз. Таков неписаный цирковой закон: сто бросков на репетиции ради нескольких безукоризненных на представлении.

Виолетта хорошо балансировала, катала, перебрасывала бревно и самый капризный предмет - карту (прямоугольная красочная доска напоминает игральную карту, увеличенную раз в десять). Легко ли удержать ее на ступне ноги, если толщина ребра два-три сантиметра и карта воспринимает малейшее движение воздуха?

Ветеран цирка создавал для брата и сестры номер, в котором стремился органически слить различные виды жонглирования. Задача не из простых.

"За" было то, что зрители могли увидеть диапазон жанра. В таком сочетании легче обрисовать и создать жизненно правдивые характеры. "Против" - такого еще не было. Так это и хорошо! Никого не повторять, ни на кого не быть похожими.

Прошло еще несколько лет трудных репетиций, пока вечером 25 октября 1939 года в Омском цирке не объявили: "Виолетта и Александр Кисс - жонглеры".

Непривычно выглядел манеж. На ковре - стол, стул, тумба с цветами, кушетка. На столе и кушетке лежали карандаши, детские игры, подушки, кукла.

В манеж выбегала Виолетта с большим белым бантом в волосах. За нею гнался Александр. Не так-то легко справиться с такой сестрой. Она увертывалась, швыряла в преследователя подушки, большие бутафорские карандаши и мяч.

Вместо того чтобы кинуть их обратно, Александр начинал как бы нехотя, а потом все с большим интересом жонглировать ими. Виолетта удивлялась: откуда такие способности у забияки?

В номере исполнялось много новых трюков, помогавших созданию ярких образов. Сценка игралась шесть лет. Исполнители выросли. Ничто уже не могло убедить зрителей, что перед ними дети, утрачивалась правда, и от номера вынуждены были отказаться.

И вот семья Кисс в содружестве и при поддержке Е. М. Кузнецова создает новое произведение: "Серенаду солнечной долины" по мотивам одноименного фильма, очень популярного в ту пору.

Как всегда, тщательно отделанный, насыщенный художественными деталями номер имел большой успех. Но с каждым месяцем артистов все более и более одолевали раздумья.

Шел последний год Великой Отечественной войны. Советские люди, отдававшие все для победы, мужественно переносили трудности. Идиллия, разыгрываемая в цирке, резко противоречила действительности. И взыскательные артисты отказались от номера, создание которого потребовало недюжинных усилий.

Уже зрелыми мастерами Кисс взялись за третий номер классических жонглеров-эквилибристов, который окончательно утвердил их первенствующее положение в нашем цирке, а затем принес и мировую известность.

Виолетта и Александр, работая под руководством отца над новым номером, параллельно создали еще один - музыкально- акробатический на вольностоящих лестницах, свидетельствующий об их творческом диапазоне.

С первого появления артистов в манеже чувствуется не броская, не бьющая на внешний эффект скрытая сила. Виолетта и Александр перекидываются шестью палочками. В какой-то миг он собирает все и переходит к сольному жонглированию. Палочка летит назад. С пятью Александр плетет тончайшее кружево номера. Палочки летят под ноги, затем одна ставится на лоб - четыре в воздухе, к ним прибавляется пятая, правой рукой выбрасываются пять палочек из-за спины, а левая впереди принимает их и снова посылает назад.

В руках четыре палочки. По две равномерно взлетают в стороны, сыплются дождиком, как бы зависают в воздухе, пока артист делает пируэты, принимает на лоб мяч, брошенный сестрой, не прекращая жонглировать, отбивает мяч головой, коленками. Свыше ста бросков без перерыва, десятки переходов и нюансов. Чувствуется мажорность и жизнерадостность выступления.

Виолетта и Александр играют в серсо. На лбу у Александра шпага. В воздухе летают семь* обручей. Он отклоняет шпагу назад. Виолетта ее ловит. Александр дождиком набрасывает кольца на шпагу.

*(Большинство жонглеров оперирует только или четным, или нечетным количеством предметов. Но для А. Кисс, как и для Э. Растелли, это не имеет никакого значения.)

Виолетта пока помогает брату. Поначалу даже кажется, что она лишь помощница. Но вот Виолетта занимает место на тринке, принимает на ноги тумбу и удивительно ритмично подбрасывает ее, вращает, балансирует. Было время, когда она подбрасывала большой барабан и ухитрялась, как заправский ударник, выбивать на нем бреки, вплетавшиеся в мелодию оркестра.

Александр катает по лицу мяч. Виолетта подает шесть обручей. Он отбивает мяч в специальную удлиненную металлическую корзину, ставит ее на полуметровую подставку и балансирует на лбу. Жонглируя шестью обручами, когда четыре - в воздухе, обручем, зажатым в правой руке, он резко выбивает подставку, и корзина с мячом падает на лоб. Еще несколько бросков, и артист выбивает корзину. Она летит назад, а мяч на лоб. Бьет мяч и жонглирует шестью обручами. Выбрасывает их на трехметровую высоту и успевает сделать пируэты.

Выступление еще более усложняется. На голове у брата Виолетта на двух руках делает стойку, на ноги принимает небольшой бочонок. Не видя предмета, руководствуясь лишь невероятно обостренным чувством, она подбрасывает бочонок, и он переворачивается с бока на дно, со дна на дно, делает сальто-мортале. Последний раз Виолетта высоко подбрасывает бочонок и делает курбет в манеж. Александр, легко коснувшись бочонка, перебрасывает его униформисту.

Цирковые артисты говорят, что брат и сестра Кисс всегда стремились к невозможному. Александр Кисс единственный в мире жонглирует пятью палочками из-за спины. Для жонглеров существует количественный рубеж - шесть предметов. Семь и больше даются немногим. Александр, стоя на дощечке, положенной на металлическую катушку, которая свободно движется по крохотной площадке полутораметрового пьедестала, балансирует на лбу двухметровый перш с мячом и жонглирует восемью кольцами.

В номере Кисс лаконизм формы не скрывает ясного и глубокого содержания, рассказа о людях, достигших вершин в своем деле и сохранивших чистоту, благородство и высокую человечность.

Виолетта на одной руке стоит у брата на голове, на второй крутит обруч, а на ногах - полутораметровую металлическую штангу с флажками на концах. В таком положении Александр уносит ее, жонглируя четырьмя палочками.

На да капо* Александр ставит на плечи трехметровый перш. На него поднимается Виолетта и, повиснув на нем на руках вниз головой, ловит ногами длинный двухсторонний горящий факел, брошенный Александром, и вращает его, а Александр в это время жонглирует пятью факелами.

*(Да капо - термин занесен в манеж итальянскими артистами. У певцов означает повторение первого куплета. В цирке так называют трюк, исполняемый после выхода на аплодисменты.)

Нелегкий номер закончен. Ни одного лишнего движения! Все продиктовано глубоким уважением к зрителям, верой в их вкус. С именем Кисс связана эпоха. Под их влиянием* формируется советская школа жонглирования 50-60-х годов.

*(Недавно Виолетта Николаевна Кисс оставила манеж. Никому еще не удалось достичь того, что делала артистка. Теперь Виолетта Кисс обучает молодежь в Государственном училище циркового и эстрадного искусства. А Александр создал новое великолепное художественное произведение, открыв еще одну страницу в классическом жонглировании.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"