предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава тринадцатая. Чудес не бывает

Все знают: чудес не бывает. И все же в цирке по воле иллюзионистов они происходят. Появляются, превращаются и исчезают на глазах у изумленных зрителей люди, животные, различные предметы.

Трюк следует за трюком быстро,точно. Случись задержка - и пропадет все очарование номера. Иллюзионисты стремятся и позабавить людей, и заставить их внимательнее вглядеться в окружающий мир, и задуматься. Иного отношения к "чудесам" в век выдающихся научных открытий и быть не может*.

*(Автор считает излишним разоблачать секреты фокусов и излагать в данной главе историю иллюзионизма, о которой достаточно интересно рассказали А. Вадимов и М. Тривас в книге "От магов древности до иллюзионистов наших дней".)

Но раньше оно было. Со дня рождения иллюзионизм окружен тайной. Он оружие в руках жрецов. Их могущественные касты несколько тысячелетий тому назад повергали народ в трепет.

Трудовой люд любил бродячих артистов, фокусников. Иллюзионизм веками служил религии. Только с развитием научных знаний постепенно утрачивается налет таинственности. Наука и иллюзионизм тесно связаны.

Выступления фокусников иной раз способствовали научным открытиям в области оптики, рефлексологии, практического применения электричества. Глотание шпаг, несмотря на длительную тренировку, все же часто ранило гортань, пищевод. Некоторые шпагоглотатели стали предварительно заглатывать трубку, в которую безболезненно вдевали даже несколько стержней. Эти-то антиэстетичные выступления еще в XVIII веке навели медиков на мысль, что таким путем, очевидно, можно получать желудочный сок для исследований.

В свою очередь достижения физики, химии, механики способствовали расцвету иллюзионизма в XVIII-XIX столетиях.

Известный фокусник, "король цепей и отмычек", Гарри Гудини (Вейс) многие годы посвятил борьбе со спиритизмом, расцветшим в середине XIX века. Он успешно разоблачал медиумов - "полномочных эмиссаров потустороннего мира". Во время сеансов в темной комнате они якобы впадали в транс и внушали (с помощью нехитрых приспособлений и ассистентов) собравшимся спиритам, что общаются с духом умерших. Гарри Гудини до конца дней своих настойчиво разоблачал спиритов и во время сеансов в частных домах и в своих публичных выступлениях.

Фокусник
Фокусник

В первой четверти XX века Гарри Гудини разоблачил около тысячи медиумов. И этим прославился не меньше, чем исчезновениями из берлинской тюрьмы Моабит, лондонского Тауэра и других тюрем, несмотря на то, что надзиратели и любопытные бдительно следили за ним.

Факир Зин-Долор приобрел шумную известность после разоблачения кликуши Терезы Нейман. Тереза плакала кровавыми слезами; по пятницам (день распятия Христа) на ногах и руках у нее открывались кровоточащие раны в тех местах, в которых, как ей казалось, проходили гвозди через тело Христово. К Терезе Нейман началось паломничество верующих со всей Германии. Церковники, обрадованные возможностью укрепить пошатнувшуюся веру, готовились причислить истеричку к сонму святых. Очевидно, это и случилось бы, если бы не факир, который безболезненно демонстрировал во время выступлений все, что, по преданиям, претерпевали святые. Зин-Долор рассказывал зрителям, что был горняком в Руре, в бога и духов не верит и показанные им чудеса лишь следствие знаний, знакомства с индусскими факирами и тренировки воли.

Весело и остроумно разоблачал церковников в свое время крупнейший советский иллюзионист народный артист РСФСР Эмиль Кио. Он совершенно преобразил жанр, первым ввел клоунов, что подчеркивало его отношение к "чудесам", которые демонстрировал. Талантливый артист Эмиль Кио в содружестве с режиссерами Б. А. Шахетом и А. Г. Арнольдом создал ряд содержательных, увлекательных, идейно заостренных программ.

В отряд фокусников, как их обычно называют, входят иллюзионисты, престидижитаторы (манипуляторы) и факиры. Границы между ними никогда не были строги и четки. Если факиры смело вступили на арену, то иллюзионисты, как и престидижитаторы, долго не решались это сделать.

Задрапированная с трех сторон черная коробка сцены, удобное расположение источников света очень облегчали задачу, а манеж был открыт взорам публики со всех сторон, ярко освещен. Требуется подлинное мастерство, знание психологии зрителей, чтобы поражать зал "чудесами"!

Факиру безразлично: на сцене или в манеже кусать раскаленное железо, выпивать десятки кружек воды, глотать рыбок и лягушек, выдувать изо рта огонь, прокалывать руки, щеки спицами, не вызывая ни капельки крови. Безразлично, ибо действительно он это делал.

Трудно престидижитатору. Показывая фокусы с монетами, картами, он мог полагаться только на ловкость собственных рук и актерское мастерство. Трудно и иллюзионисту. Название жанра указывает на специфику - умение создавать правдоподобие. Делать это на сцене проще.

Первыми перешагнули барьер манежа Клео-Доротти (К. Г. Карасик), Алли-Вад (А. А. Вадимов), Э. Кио, М. Марчес.

Э. Кио - основоположник прогрессивной школы иллюзионизма. Она отличается от западной, все еще не отказавшейся от таинственности и мистицизма.

Известен эффектный трюк - сжигание. Клоун влюблен в девушку. Его объяснения в любви прерывает иллюзионист, олицетворяющий в данной сценке "злые силы". Он уводит девушку к пьедесталу. Сверху опускается металлическая решетка, укрытая специальной бумагой, пропитанной бензином. Вспыхивает пламя. Решетка поднята. Девушка исчезла, чтобы немедленно появиться в одном из проходов. Шутка, пародия на средневековую инквизицию.

Некоторые иллюзионисты на Западе используют аналогичную аппаратуру, аналогичный трюк для того, чтобы вызвать ассоциации "в духе времени". В мрачной обстановке после долгой трагедийной обыгровки, которая должна оправдать жестокость, женщина сжигает мужа, показывая зрителям горсточку обуглившихся костей: все, что от него осталось. Мотивы? То ли остывшая любовь, то ли надежды на большое наследство. Во всяком случае, не любовь к человеку.

Два года назад дебютировал в цирке Эмиль Кио (его младший брат Игорь унаследовал аттракцион после смерти отца - народного артиста РСФСР Эмиля Кио).

Молодой инженер-строитель дал свою свежую, очень современную трактовку образа иллюзиониста. Тонкий, удивительно искренний художник-лирик мастерски, психологически верно передает суть и дух иллюзии. Мягкость и некоторая застенчивость нисколько не мешают ему блестяще справляться со своими хлопотными обязанностями.

Композиционная ясность, доступность, глубокая эмоциональность делают предложенную игру такой занятной, что в нее охотно втягиваются и зрители.

Исходные позиции советских фокусников едины. Но в каждом номере широко проявляются индивидуальные вкусы, склонности, взгляды, стиль исполнителей.

Э. Кио был поклонником больших иллюзионных ревю. Анатолий Шаг-Новожилов* нашел новые и оригинальные пути для создания представлений, связанных с современной жизнью. Анатолий Фурманов органично сочетает в единую цепочку крупные иллюзионные трюки и манипуляцию. Успешно выступают в жанре иллюзии Семен Рубанов, Зинаида Тарасова, Илья Символоков.

*(Сейчас он передал аттракцион молодому потомственному артисту цирка Юрию Авьерино.)

Интересны иллюзионные номера и меньшего масштаба.

Ирину и Бориса Хейфец отличают интеллигентность и артистичность. Их компактный и стройный номер - следствие многолетних поисков и раздумий. Манера исполнения - камерная, интимная. У артистов хорошее настроение, и шутка всегда готова начать путь к людским сердцам. Из одного платка извлекается ворох разноцветных платочков, бутылка, из которой вылита жидкость и вытащено многометровое полотнище, исчезает, перчатка на руке, вдетой в карман, меняет цвет, как и платье, рыбки "ловятся" с коленей зрителей первых рядов.

Манипулятору Юрию Писаренко удается роль весельчака- балагура. Он быстр, ловок, почти все время среди зрителей. Никто не успевает заметить, откуда появляются различные предметы и куда исчезают.

Анатолий Фурманов просто, дружелюбно и остроумно разговаривает со зрителями. Честно предупреждает, что он, фокусник, просит внимательно следить за ним.

Путь Анатолия Фурманова в искусство начался с объявления, появившегося в Пятидесятой харьковской школе. Иллюзионист Монтео Сибенс извещал о том, что все фокусы делаются при полном освещении и на глазах у зрителей с ассистентами из публики. Когда Толя покупал билет, то не думал, что именно ему придется быть этим самым ассистентом. Перед выступлением артист попросил пионервожатую выделить двух смышленых помощников. Выбор пал на Анатолия Фурманова и Михаила Кербицкого (ныне лауреат конкурса артистов эстрады). Помощники понравились фокуснику, и он попросил их ассистировать и в соседней школе. Друзья согласились. В награду за это при прощании артист познакомил ребят с основами мастерства. Этого было достаточно, чтобы увлечь их. Они овладели несколькими фокусами и стали выступать на вечерах самодеятельности в школе, Дворце пионеров, домоуправлении.

Многие годы Анатолий Фурманов выступал на эстраде, а в цирк пришел сравнительно недавно. С режиссером Евгением Зискиндом и партнершей Антониной Брауновой создал интересный аттракцион с ясно выраженным ритмическим и пластическим рисунком.

Каждой интересной комбинацией Анатолий Фурманов задает зрителям загадки, увлеченно вместе с ними ищет отгадку, находит. А как все было... непонятно.

Порой изобрести интересный аппарат и механизм легче, чем облечь номер в содержательную и интригующую художественную оболочку.

Фокус идет за фокусом. Делают ли их Анатолий Фурманов или Кио, Ван Юли или Илья Символоков, Семен Рубанов или Ирина и Борис Хейфец, они не просто развлекают - они заставляют думать, искать разгадку, восхищаться изобретательностью человека.

И кто знает, может быть, какой-нибудь парнишка ночи не будет спать, разгадывая секрет и придумывая новые фокусы. Совсем не важно, станет ли он артистом. Важно другое - чтобы он понял, как это здорово, когда человек умеет дарить людям радость.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"