предыдущая главасодержаниеследующая глава

Элберт Карр. Похищение кошки (Перевод с английского Е. Коротковой)

Самый большой гонорар в своей жизни я получил за то, что нашел кошку. Вот так оно и бывает. Изобличал убийц, разыскивал украденные драгоценности, а пять тысяч монет мне отвалили всего раз в жизни, да и то за кошку. Не простую, это уж не сомневайтесь. Речь идет о знаменитой Диззи.

Забавно, что еще до того, как начались события, мы с женой ходили в "Орфеум" специально, чтобы посмотреть этот номер.

Диззи первая в мире дрессированная кошка Дейва Найта - вот что стояло в афишах. Моя жена совершенно помешана на кошках - у нас и своих-то две штуки, - так вот, когда она увидела рекламную статью, то сразу прочитала ее мне.

А там рассказывалось, что этот Дейв Найт выступал с ничем не примечательными короткими номерами: репризы, чечетка, чревовещание, и так как он не блистал ни в том, ни в другом, ни в третьем, то почти дошел до ручки. И вот однажды на улице Найт увидел, что о его ногу трется котенок. Паршивенький такой, одна лишь шкурка, да кости, да блохи, да писк, а Дейв не такой уж любитель кошек... И все же он сказал: "О'кэй, дам молочка", - сунул котенка в карман и отнес в свою комнатушку, которую снимал в доме без лифта в Гринвич Виллидже. Там он его накормил, почистил щеткой и не успел оглянуться, как сделался хозяином котенка, потому что вышвырнуть беднягу вон у Дейва уже не хватило духу.

Кошечка оказалась настоящим гением - не хуже любой ученой собаки или шимпанзе, - да что там, даже лучше. В газете говорилось, что Дейв назвал ее Диззи*, когда заметил, как она делает сальто, играя веревочкой. Мало-помалу он обучил ее разным трюкам, и она привыкла делать их даже на сцене и не боялась ни яркого света, ни шума, покуда Дейв стоял возле нее. Как раз в ту пору снова начало входить в моду варьете, и когда антрепренеры посмотрели этот номер, они смекнули, что это нечто новенькое. Найт и Диззи произвели фурор, разъезжая по всей стране. В статье говорилось, что в мире существует чуть ли не десять миллионов кошек, но Диззи не имеет себе равных - она единственная кошка, которая вышла в разряд крупнейших налогоплательщиков. Найт выколачивал по тысяче в неделю и застраховал жизнь Диззи на сто тысяч долларов.

* (Головокружительная.)

Жена сказала, что, пока не увидит все это собственными глазами, ни за что не поверит, и не успел я оглянуться, как мы оба были уже в пальто и держали курс на "Орфеум". Мы пришли во время номера, который назывался "Три грации и порок" (очень неплохая комическая танцевальная группа - три девушки, рыженькая, блондинка и брюнетка, и парень, который откалывал презабавные коленца). Потом выступал Макинтайр, ирландский чародей, - ему помогал карлик, одетый эльфом, - и чародей этот показал нам уйму разных трюков: чтение мыслей, фокусы с картами, рапирами и другими предметами, которые вдруг пропадали неизвестно куда. Работал он чисто. Однако гвоздем программы была Диззи.

Не кошка, а загляденье. Пушистая, серенькая, с черными тигриными полосками, белой грудкой, белыми лапками и хвостом, словно от чернобурки. А мордочка! Кошки обычно все похожи друг на дружку, у этой же были огромные янтарные глазищи, длинные белые усы и до того чистосердечный и умильный вид, что моя супруга прямо разомлела.

Весь номер держался на ней. Найт - самый обыкновенный веснушчатый парнишка, каких полным-полно в каждом колледже, очкастый, подстрижен ежиком и ухмыляется от всей души. У него хватило смекалки не вылезать на первый план. Начал он просто - велел ей сесть, потом лечь и притвориться мертвой, как это делают собаки. Найт сказал, что Диззи умеет делать все фокусы, какие делают собаки, но только лучше. Стоя на задних лапках, она в такт музыке колотила передними. На ней даже были маленькие боксерские перчаточки. Потом она принялась кувыркаться в воздухе и перепрыгивать через три движущихся обруча. Оркестр заиграл румбу, и они очень мило сплясали - Дейв отбивал чечетку, а Диззи двигалась вокруг него на задних лапочках и даже чуть-чуть покачивала боками, от чего публика восторженно взревела.

С чревовещанием у них тоже неплохо получилось. Она устроилась у него на колене, словно кукла, и принялась быстро разевать и закрывать свой ротик, так что казалось, будто именно она и разговаривает этаким визгливым мяукающим голоском. А под конец Дейв приволок какую-то штуковину, похожую на маленький ксилофон, с которой свисали тонкие металлические пластинки. Стоило Диззи ударить лапкой по одной из них, как раздавался звук, и... уж хотите - верьте, хотите - нет, но кошка прыгала, лупила лапками по пластинкам, и выходило у нее "Родина, милая родина".

Публика просто ошалела от восторга; моя жена потом целую неделю ни о чем другом не могла говорить. Поэтому, когда на следующее воскресенье утром зазвонил телефон и мужской голос сказал: "Вы - Джек Терри? С вами говорит Дейв Найт", - я сразу понял, с кем имею дело. Он сообщил, что ему рекомендовал меня управляющий "Орфеумом" - Эдди Томпсон, мой школьный товарищ, - и что он хочет видеть меня как можно скорей.

Я пригласил его к себе в контору. Он пришел не один, а с девушкой, которую представил мне как мисс Мерибет Льюис и в которой я тут же признал одну из граций, ту третью, черненькую. Совсем молоденькая, большеротая, с премилым личиком и божественной фигурой, о чем я смело мог судить, так как видел ее на сцене. Оба они были бледны и встревожены, и Найт без предисловий приступил к делу.

- Пропала Диззи, - сказал он. - Вы должны ее найти.

- Послушайте, - ответил я. - Ведь я же сыщик, обыкновенный частный соглядатай, как называют нас на телевидении. А вам нужно что-нибудь вроде общества защиты животных. Очень вам сочувствую, но я просто не знаю, с какого конца тут взяться.

Найт оказался парнем с головой. Он не стал меня уговаривать, а просто сказал: "Если вы ее найдете, я заплачу вам пять тысяч долларов. Это все, что я накопил, но я вам их отдам".

- Сумма солидная, - заметил я. - Да только мало ли что могло случиться, а вдруг она попала под грузовик?

У Найта сделалось такое лицо, словно это он сам попал под грузовик, а девушка воскликнула: "Пожалуйста, не говорите так, мистер Терри!"

- Видите ли, - ответил я. - Не хочу вас пугать, но сами понимаете, когда кошка бегает по улицам большого города, с ней может приключиться что угодно. К тому же вы, очевидно, но так уж сильно пострадаете. Мне помнится, была какая-то страховка на сто тысяч?

- Да поймите вы! - воскликнул Найт. - Эта кошка как бы часть моего существа. Я ее и за миллион бы ее продал. Что до страховки, ее выплачивают только в случае смерти, да и то при определенных обстоятельствах. Если же кошка потерялась, то мне вообще ничего не полагается.

- А она потерялась?

- Не знаю. Не могу понять. - Он все время теребил свои густые рыжеватые волосы. - Вы не представляете, как я за ней смотрю. Буквально не спускаю глаз. Она спит на моей кровати, мы даже едим вместе.

- Может, она взяла выходной, - заметил я, желая его успокоить. - У нас есть кошка, которая любит иногда выбраться в свет.

- Диззи ни разу ничего подобного не делала, - ответил Найт, качая головой. Я спросил:

- А почему бы вам не предложить вознаграждение?

- У Диззи на шее есть ремешок с ярлычком, - пояснил он, - и там указана моя фамилия и обещано пятьсот долларов каждому, кто найдет ее и доставит ко мне или в полицию. В полицию я тоже сообщил - они обещали иметь в виду.

Разговаривая с Найтом, я все время незаметно наблюдал за ним.

Он не был похож на человека, способного угробить кошку ради страховки. Я подумал, что, если откажусь ему помочь, жена мне сроду не простит, и, хотя не рассчитывал на успех, согласился.

- Сделаем так, - сказал я. - Если я разыщу ее в целости и сохранности, мы с вами потолкуем о вознаграждении. А если ее нет в живых, то вы уплатите мне лишь обычный гонорар и покроете расходы. О′кэй? А теперь расскажите мне обо всем подробно. Как она пропала?

Найт сказал:

- Это случилось вчера вечером в театре. Я стоял за кулисами и ждал, когда окончит выступать Макинтайр, чародей. Я всегда становлюсь там минут за десять до нашего номера и держу на руках Диззи, чтобы она привыкла к свету и шуму. - Он явно волновался, но говорил толково и по существу.

- И тут Бартон... ну, Билл Бартон, он танцует в номере Мерибет - подходит ко мне. Он хотел показать мне какую-то веревку, которая болталась прямо над тем местом, где Диззи скачет через обручи. Он сказал, что Диззи может напугаться. С того места, где я стоял, веревки не было видно, тогда я сунул Диззи в коробку и пошел с Биллом.

- Секундочку. Коробку вы оставили открытой?

- Нет, запер. Собственно, это не коробка, а кожаный чемодан, который я специально заказал для Диззи. Выбраться она не могла. Разве что кто-нибудь открыл коробку.

- Значит, открыли, - вставил я. - Валяйте дальше.

- Билл оказался прав. Веревка нам действительно помешала бы. Я сходил за служителем и попросил его влезть наверх и убрать веревку.

- Но если вы были на сцене, - заметил я, - как получилось, что публика вас не видела?

- В начале своего номера Макинтайр работает за ширмой. Как раз за ней я и стоял.

- Ну а теперь скажите... сколько продолжалось ваше отсутствие?

- Не больше трех минут. Сперва я решил, что какой-нибудь любопытный открыл коробку, чтобы посмотреть на Диззи.

- Все вечно норовят ее погладить, - сказала Мерибет.

- Однако, - продолжал Найт, - если бы Диззи выскочила из коробки, она подошла бы ко мне. Она всегда так делает. Но ее не было. Мы обыскали все - кулисы, уборные. Я звал ее; обычно стоит мне ее позвать - она бегом несется, но не тут-то было. Когда Макинтайр закончил свой номер, мне пришлось сказать Томпсону, что не смогу выступать. Он объяснил зрителям, что случилось, и попросил их дать нам знать, если кто из них увидит кошку, - мы думали, что она как-нибудь пробралась в зал. Но никто ее не увидел.

Я спросил:

- Вы, стало быть, считаете, что ее вынули из коробки умышленно... то есть украли?

- Похоже на то, - ответил Найт. - Но кто это мог сделать? У нас в театре - все мои друзья и все любят Диззи. Да и куда бы ее спрятали? И как удалось бы незаметно вытащить ее из театра? Нет, это просто чушь.

Я пораскинул мозгами и задал следующий вопрос:

- Простите за бесцеремонность, но мне хотелось бы знать: то, что вы пришли сюда вместе с мисс Льюис, - просто случайность?

Они переглянулись, и Найт сказал:

- Здесь нет никакого секрета. Мы помолвлены. Во всяком случае... - Он не договорил.

- Дейв! - сказала Мерибет. - Ты отлично знаешь, что мы выкрутимся. - Она повернулась ко мне. - Мы хотим пожениться, когда окончится срок наших контрактов. Но сейчас Дейв все время твердит, что без Диззи он ничего не стоит и не имеет права меня связывать. Как будто какая-нибудь кошка - пусть даже такая, как Диззи, - может решить, быть людям вместе или нет. Ведь это же смешно, да, мистер Терри?

- Смешно, - подтвердил я, окидывая ее взглядом - воистину лакомый кусочек. - Как давно вы знакомы?

- Да уже несколько месяцев, - ответила она. - Мы вместе ездили на гастроли. И когда выступали в Новом Орлеане, поняли, что любим друг друга, да, милый?

Найт кивнул и сказал:

- Еще вчера жизнь казалась чудесной. А сегодня...

- Ну ладно, - сказал я, - Дайте-ка мне минутку подумать вслух, и не обижайтесь, если я что скажу не так. Я ведь еще ни в чем не разобрался. Так вы по-настоящему любите эту кошку? Вы к ней относитесь, как к человеку?

- А чем она, собственно, хуже? Конечно, я ее люблю.

Я сунул в рот сигару, зажег ее и погрузился в размышления. Подумав, я сказал:

- Жена однажды всучила мне роман одной француженки - Колетт ее фамилия, - и там рассказывалось про даму, которая так ревновала мужа к его кошке, что хотела ее убить.

Найт среагировал не сразу. Когда же до него дошло, он взорвался:

- Я думал, у вас есть голова на плечах. А вы псих!

Но меня больше интересовала Мерибет. Ее большие темные глаза сверкнули, однако ответила она очень сдержанно:

- Вы ошибаетесь, мистер Терри. Я не убийца и не похитительница, к тому же я люблю Диззи... и Дейва тоже.

- Всего лишь проверка, - пояснил я. Я понял, что с ней все в порядке. Женщина, которая называет убийством расправу над кошкой, не станет ни убивать, ни похищать животное.

- Прошу прощения. Теперь вернемся к фактам. Скажите, Найт, когда вы вместе с Диззи стояли за сценой, не вертелся ли кто-нибудь поблизости от вас?

- Ни души. И близко никого не было.

- А когда вы вернулись туда через три минуты?

- Все ушли за кулисы, так как ширму подняли, чтобы очистить Макинтайру место для заключительного номера. Макинтайр - единственный, кого я видел, стоя там.

"Дзинь!" - вдруг сработало что-то у меня в мозгу.

- А лилипут? Малютка эльф? Разве он не спускался раза два со сцены?

- Маленький Пэт? Постойте. А ведь верно. Он в самом деле ходил за какими-то подставочками для Макинтайра. Да, он, конечно, должен был пройти мимо коробки. Наверное, я к нему так привык, что просто не заметил.

- Но все равно, - сказала Мерибет, - Пэт ни за что не стал бы этого делать.

Тут я счел уместным уподобиться Шерлоку Холмсу, который никогда не упускает случая произвести впечатление на клиентов, и произнес:

- Когда мы исключим все невозможное, оставшееся, каким бы неправдоподобным оно нам ни казалось, будет единственным ответом на вопрос. Мне лично представляется, что это карлик Пэт. Он проходил мимо коробки. А значит, мог наклониться, открыть ее и вынуть кошку.

- А что он стал бы с ней делать? - спросил Найт. - Ему же надо было сразу вернуться на сцену.

Я откашлялся в предвкушении триумфа:

- Мне помнится, что в своем заключительном номере Макинтайр засовывает этого лилипута в ящик, из которого тот потом исчезает.

Найт так и дернулся.

- Вы правы! - сказал он.

- Рассмотрим факты, - заговорил я. - Ящик Макинтайра стоит за ширмой, откуда он не виден никому. Свидетелей нет. Подбежать с кошкой к ящику и сунуть ее туда - секундное дело. Мы предположим, что Пэт умеет управляться с ящиком. А когда кошка спрятана, Пэт берет свою подставку и направляется к чародею.

- Но в таком случае Диззи выпрыгнула бы, едва только Макинтайр открыл ящик, - сказала Мерибет.

Найт взволнованно вскочил.

- В том-то и дело, что Макинтайр усовершенствовал фокус. Я видел ящик. Он ставится над люком, и из него можно спуститься в подвал. Теперь все ясно.

Он пошел к дверям.

- Спокойно, - остановил я его. - Вы знаете, где можно найти сейчас лилипута?

- Утром я видела его в отеле, - сказала Мерибет, - и... постойте-ка! У него на лице был кусочек пластыря. Я еще подумала, что он порезался во время бритья.

- Сомнений нет, - проговорил я. - Идемте.

- Плевать мне на лилипута, - сказал Найт. - Поищем лучше Диззи. Может, она до сих пор сидит под сценой.

Я согласился, что в театр следует сходить раньше, и мы забрались в мой автомобиль. Возле театра стоял сторож, он пропустил нас в помещение. Найт был так взбудоражен, что то и дело порывался бежать. На сцене мы увидели несколько люков с лесенками, которые вели в большую комнату под сценой. Однако она оказалась пустой. В задней стене было открытое окно. Найт раздосадованно выругался.

- Вот отсюда-то она, наверно, и выскочила, - сказал он.

Окно выходило в переулок. Мы обшарили его вдоль и поперек, и Найт кричал:

- Диззи! Диззи, детка!

Все без толку. Кошки как не бывало.

- Это ужасно, - сказал Найт. - Конечно, кто-то ее унес. По своей воле она ни за что не ушла бы отсюда. Диззи не любит бегать по улицам.

- Поедемте в отель, - предложил я. - Мне хочется потолковать с малюткой эльфом.

Мы нашли его в столовой, где он завтракал в полном одиночестве. Бифштекс, не как-нибудь! Росточком он был фута в три, но одет щегольски. И пластыря уж он не пожалел.

Я не стал тратить времени.

- Пэт, - начал я. - А что под пластырем? Он побледнел и пропищал:

- Порез. Я порезался.

- Можно взглянуть? - спросил я.

Он было рванулся, но Найт его придержал, и я сорвал наклейку. Так и есть - на щеке красовались три параллельные, коротенькие, но вполне основательные царапины. По-видимому, Диззи была не из тех дам, которые одобряют вольное обращение.

Пэт сперва было заартачился и ничего не хотел говорить. Но я подсел к нему и перечислил по порядку все, что он делал, шаг за шагом.

- Ты даже можешь не рассказывать, кто тебя подстрекнул, - заметил я.

- Макинтайр, - произнес Дейв голосом, не сулившим ничего доброго чародею.

- Нет, - возразил я. - Ваш приятель Билл Бартон. Сколько он тебе заплатил, Пэт?

Карлик не стал запираться. Мерибет и Найт были поражены. Она сказала:

- Не могу поверить.

- Все было ясно с самого начала, милый Ватсон, - воскликнул я. - Бартон нарочно подвесил веревку, чтобы устранить Найта и дать возможность лилипуту выкрасть кошку. К тому же у Бартона есть мотив. Если вы выйдете за Найта, то вы развалите ему весь номер. Возможно также, - добавил я, - что Бартон придерживается особого мнения насчет того, кто должен стать мужем мисс Льюис.

Я понял по ее лицу, что не ошибся. Лилипут нарушил наконец зарок молчания и, обращаясь к Найту, проскрипел:

- Он говорил, что просто хочет придержать ее, пока вы не отлипнете. Он рассчитывал, что если вы уйдете из театра до окончания ангажемента, то Мерибет от вас отвыкнет, и он добьется своего.

- До скорой встречи, - сказал я лилипуту. - Надеюсь, что бифштекс не станет тебе поперек горла. Знаешь, что полагается за похищение детей? И не вздумай мне толковать, что это не совсем тот случай.

Мы решили, что Мерибет позвонит Бартону, чтобы узнать, дома ли он. Она ему не сказала, что придет не одна. Когда Бартон отворил дверь и увидел всю нашу троицу, он не выказал особого восторга. На сцене в гриме он казался недотепой, но здесь, в халате, он был парень хоть куда - красивый такой, высокий, темноволосый.

Найт не стал с ним церемониться. Пихнул его в кресло и заорал:

- Отдай мою кошку, сволочь, а то я тебе шею сверну!

Бартон сразу сообразил, что отпираться пет смысла. Я добавил, что если он не отдаст кошку, то угодит за решетку, и это его окончательно убедило.

- У меня ее нет, - сказал он. - Честное слово. Не знаю, что на меня тогда нашло. Я ведь тоже люблю Мерибет. К тому же мне надо было как-то спасать свой номер. Знаете старую пословицу: в любви и на войне все средства хороши.

Я всегда свирепею от таких рассуждений.

- Ладно, - сказал я, - война так война, - и залепил ему по морде. - А ну выкладывай, где кошка?

Он потер щеку и сказал:

- Убежала.

- Как это еще убежала? - гаркнул Найт.

Оказывается, что когда Пэт засунул кошку в люк, а Найт пошел искать служителя, Бартон помчался в комнату под сценой. Он хотел незаметно вынести Диззи из театра и на время где-нибудь ее спрятать. Но кошки в комнате уже не было - кто-то оставил там открытое окно, и Диззи выскочила вон. Когда пришел Бартон, там было пусто.

Я поверил ему, и Найт тоже поверил и снова принялся теребить свою шевелюру и охать:

- С ней что-то случилось, иначе нам дали бы уже о ней знать.

Мерибет сказала: "Дейв, голубчик!" - и он обнял ее. Я счел момент подходящим, чтобы вкратце выложить Бартону все, что я думаю насчет его происхождения и перспектив на будущее. Потом мы возвратились в театр, а Бартон остался сидеть как оплеванный. Я попросил Найта еще раз рассказать мне о страховке. В договоре было сказано, что, если кошка убежит или ее украдут, когда она оставлена без присмотра, компания не несет никакой ответственности. Формально это был как раз наш случай, так что Найт едва ли мог рассчитывать на страховое вознаграждение. Единственный его шанс был как можно скорее отыскать Диззи.

Я не очень-то представлял себе, чем я могу помочь, но чувствовал, что как-то должен оправдать свой гонорар. Когда мы вышли в переулок за театром, я остановился и сказал:

- Займемся психологией. Кошачьей психологией. Куда могла отправиться кошка, выскочив из этого окна? Мы будем исходить из того, что Диззи жива и способна передвигаться. Вне всякого сомнения, она скрывается в укромном месте, так как иначе ее уже нашли бы и принесли к вам, чтобы получить вознаграждение. И место, где она прячется, ей, очевидно, нравится, а то бы она давно уже оттуда убежала.

Найт кивнул.

- Верно, - сказал он. - В этом есть смысл.

Он с такой жадностью цеплялся за надежду, что жаль было смотреть.

- Теперь подумаем, - продолжил я, - что может так увлечь кошку, чтобы ей не захотелось уходить.

- Еда? - предположила Мерибет.

- Ни в коем случае, - ответил Найт. - Диззи очень разборчива в еде и ест только в определенные часы, причем ни за что не позволяет кормить себя посторонним. Едой ее не удержишь.

- Послушайте, - заметил я. - При всех своих аристократических наклонностях она все же кошка. А что больше всего интересует кошек, и особенно тех, у которых еще не было дружка?

- Ну, конечно, - воскликнула Мерибет. - Даю голову наотрез, что вы угадали.

- Я этому не верю, - сказал Дейв.

- Ты просто ревнуешь, - возразила Мерибет. - Что может быть естественней? Я тоже женщина. Я знаю.

- Коты любят тихие переулки, - добавил я. - И если они сейчас любезничают в каком-нибудь укромном уголке, то вот вам и причина, почему никто не обнаружил Диззи. Я давно заметил, что при подобных обстоятельствах кошки предпочитают уединение.

- Но тогда все погибло! - воскликнул Найт.

- Зачем так ужасаться? - удивился я. - Дело вполне житейское.

- Сейчас я вам объясню, - ответил он. - Я как-то разговаривал с одним кошачьим специалистом. Он говорит, что, судя по редкостным способностям Диззи, в ней несколько приглушены обычные инстинкты. И если бы у нее случился... э-э... роман с каким-нибудь котом, она уже не могла бы слушаться меня, как прежде.

- Возможно, - согласился я. - Но, несмотря на это, вам все же хочется ее найти, не правда ли?

- Ну, разумеется! Даже если она больше никогда не сможет выступать, я все равно хочу ее найти, - ответил Дейв.

- Тогда сдается мне, то бишь я делаю логическое заключение, что надо отправиться на поиски кота. А где же следует искать кота в деловой части города? Жилых домов здесь нет. Бродячие кошки на эти оживленные улицы почти не забредают. Так что скорей всего его нужно искать по магазинам или в каком-нибудь ресторанчике.

Я оглядел переулок. Через несколько домов от театра я увидел дверь, возле которой валялась груда плетеных корзин для перевозки фруктов.

- Начнем отсюда, - предложил я.

И мы оказались у черного хода ресторана "Рандеву".

- Здесь у нас больше всего шансов, - заметил я, - так как это ближайший к театру ресторан. Идемте к парадному ходу.

Я не очень-то надеялся найти здесь Диззи, но все-таки начал поиски, чтобы подбодрить Найта, пока я, возможно, чего-нибудь не придумаю. Мы зашли в "Рандеву". Ресторан только что открылся после дневного перерыва и был почти пуст. Я разыскал хозяина - тучного, добродушного итальянца по фамилии Пирелли - и спросил его, есть ли у него кот.

- Есть, - ответил он, оглядывая зал. - Где-нибудь здесь. Почти всегда. Столик на троих?

- Не сейчас. А вы не скажете, где его можно найти? Кота то есть.

- Кота? Может, на кухне. Может, в погребе. Может, на улице. Он то приходит, то уходит. Зачем вам понадобился мой кот?

Я сказал:

- Вот послушайте. Это не шутки. Сбежала кошка, и мы ее ищем. Нам пришло в голову, что, может, она прячется здесь в переулке с каким-нибудь котом. Вы не позволите нам поискать его в ресторане на случай, если он привел сюда и нашу кошку? Пирелли понял меня не сразу, но когда до него дошло, он засмеялся и сказал:

- Что за вопрос! Мой Томми просто неотразим для дам. Вы бы послушали, что тут иногда творится в переулке. Идемте поглядим. Я иду с вами.

Ни в столовой, ни в кухне Томми не оказалось.

- Осталось только одно место, - сказал Пирелли. - Это погреб.

И мы спустились в погреб. Когда Пирелли включил свет, послышалось мяуканье. Из-за каких-то бочек вылез дюжий черный котище и принялся тереться о ботинки Пирелли. Пирелли сказал:

- Здравствуй, Томми. Не принимаешь ли ты тут какую-нибудь гостью?

Котище взглянул на него и мяукнул басом. Тут из-за бочек раздалось более мелодичное мяуканье, и Дейв завопил: "Диззи!"

Да, Диззи собственной персоной лежала, растянувшись, на какой-то старой тряпке. Найт схватил ее на руки и начал целовать, а Мерибет тоже скакала вокруг нее. Они заявили, что я величайший сыщик в мире, что, возможно, было преувеличением; Пирелли поздравлял нас, а Диззи и котище мяукали. Внезапно Диззи вырвалась из рук Найта, подбежала к коту и начала о него тереться.

- Ага! - сказал Пирелли. - Вы видите? Я же вам говорил, что он неотразим для дам.

Не приходилось сомневаться, что Диззи тоже так считает. Когда Найт протянул к ней руку, кошка съежилась и зашипела. Найт бросил на нее взгляд, полный ужаса. Потом Диззи потерлась носиком о носик Томми, а Томми облизнулся, как облизываются все кошки, смущенные вниманием людей. И наконец Диззи стала крутиться на месте и, сделав три оборота, улеглась на бочок и вытянула лапки, мурлыча, как мотор, и глядя на кота большими томными глазами.

- Ты посмотри только, - хихикнула Мерибет. - Она дает тебе отставку.

Найт насупился.

- Не вижу ничего смешного, - сказал он. - Диззи. Ну же, Диз, детка.

Он протянул к ней руку, но она на него и не взглянула. Единственным, кто ее интересовал, был котище. Найт попытался снова взять ее на руки, но Диззи с угрожающим урчанием отскочила и выгнула спину дугой.

На Найте лица не было, да и не удивительно. Артистки больше не существовало. Осталась влюбленная женщина, и никто, даже человек, деливший с ней когда-то свое ложе, не имел права становиться между ней и ее возлюбленным.

- А если вместе с Томми? - сказала Мерибет. Дейв просветлел.

- Это идея, - сказал он. - Мистер Пирелли, не продадите ли вы мне своего кота?

Пирелли идея не понравилась, он некоторое время упирался, но 25 долларов его убедили. Мы взяли большой ящик, сунули туда кошек и повезли их на такси к Найту в гостиницу. Кошки не протестовали, они были настолько поглощены друг другом, что такие мелочи, как перемена обстановки, их мало трогали. Найт метал на кота взгляды, какими разгневанный отец награждает соблазнителя своей дочери, но ничего не мог поделать.

Больше всего его, конечно, интересовало, станет ли Диззи по-прежнему показывать фокусы. Дейв включил проигрыватель и попробовал заставить ее плясать и прыгать через обруч, но кошка только отворачивалась и с мяуканьем шмыгала к своему Томми. Когда мы унесли Тома в другую комнату, Диззи стала царапать дверь и устроила такой скандал, что нам пришлось тут же впустить его обратно.

- Ну ладно, - сдался Найт. - Свой выигрышный билет я потерял, но моя кошечка по-прежнему со мной.

- И твоя девушка тоже, между прочим, - сказала Мерибет. - Никакими ссылками на бедность ты от меня не избавишься. Посмотри на Диззи с Томом. Их не тревожит будущее. А тебя?

Найт поцеловал ее. Тут я кашлянул и сказал:

- Пожалуй, дело можно считать закрытым. Счастливо, я пошел.

Тогда они вспомнили обо мне и принялись трясти мне руку и благодарить меня. Найт сказал:

- Насчет этих пяти тысяч. Вы их заслужили. Сейчас у меня нет всей суммы в банке, но на тысячу я вам выпишу чек сразу, а остальное через несколько дней. Идет?

- Нет, не идет, - ответил я. - Забудьте это. За кого вы меня принимаете? Если бы Диззи по-прежнему выколачивала по тысяче в неделю, тогда еще, может быть, был бы другой разговор. А сейчас вам самим понадобятся все ваши сбережения. Дело было веселое, и у меня нет никаких претензий, а должны вы мне ровно столько, сколько я всегда беру за день - пятьдесят долларов. Остальные четыре тысячи девятьсот пятьдесят - мой свадебный подарок. И не вздумайте мне перечить!

На том и порешили. Когда я спросил Найта, что он намерен делать с Бартоном и лилипутом, он ответил:

- А что толку скандалить? Оттого, что их накажут, Диззи не начнет выступать, а от огласки только пострадают ни в чем не повинные люди - Макинтайр и сестры Мерибет.

Он был славный парнишка. И Мерибет была ему хорошей парой. Они уехали в Нью-Йорк, чтобы подготовить там какой-то номер, и больше двух месяцев я не получал от них известий. Потом пришла открытка от Мерибет, где говорилось, что они счастливы и все еще не теряют надежды куда-нибудь приткнуться со своим номером. Там было сказано еще, что у Диззи родилось шестеро восхитительных котят - трое похожи на нее, двое на Томми, а один беленький - ни в мать, ни в отца. Они назвали его Терри, в мою честь.

Судя по этой открытке, им приходилось туго, но они не унывали. Прошло еще несколько месяцев. И вот не далее чем вчера я снова получил от них письмо. Когда я его распечатал, оттуда выпал чек. На чеке проставлено - 4950 долларов. В письме же - вот что:

"По поводу чека. Это был не свадебный подарок. Мы просто жили на эти деньги до последнего дня и не знали, как вас благодарить. К тому же мы ведь условились, что деньги - ваши и, если бы мы оставили их у себя, то никогда себе этого не простили бы. Так что, пожалуйста, возьмите их - сейчас мы без них уже обойдемся.

Дело в том, что не так давно мы заглянули в комнатушку, где Диззи играла со своими котятами. И можете себе представить: она опять делала сальто-мортале. И вдруг... мы просто не поверили своим глазам - все котята один за другим тоже стали делать сальто-мортале!

Унаследованные способности, вот как это называется. Мы провозились с котятами уйму времени, сначала, чтобы удостовериться, что не ошиблись, потом начались дрессировки. И вот сегодня мы подписали контракт на весь сезон. Получили большой аванс, и нас будут показывать в кино и по телевидению. Полторы тысячи в неделю. Мы станем богачами.

Премьера в "Паласе". Публика будет убита наповал. У нас есть номер, где все шестеро котят одновременно перелетают через трапецию, а Диззи, как дрессировщица, стоит рядом и держит в лапке хлыст. Теперь уже можно не сомневаться, все наши котятки унаследовали от Диззи ее гениальность. Томми, конечно, не выступает. Но ему и не обязательно уметь делать фокусы. У него другие таланты.

В афишах мы названы так:

Эти чудесные кошки и Найты

Когда мы окажемся в ваших краях, для вас и миссис Терри будет оставлено два билета. Желаем счастья.

С сердечным приветом Дейв, Мерибет, Диззи, Томми и Шестерка".

Моя жена ждет не дождется их приезда. По чести говоря, я тоже.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-cirka.ru/ "Istoriya-Cirka.ru: История циркового искусства"